2009-07-13 13:34:18

Черноморский судостроительный завод (ЧСЗ), подконтрольный «Смарт-Холдингу» российского бизнесмена Вадима Новинского, готовится к продаже. Как стало известно з достоверных источников, вероятным покупателем завода является компания «Нибулон».




Участники переговоров официально не подтверждают возможную сделку. Однако при этом и не опровергают ее. «Мы постоянно находимся в процессе переговоров по сделкам слияния и поглощения по ряду активов. Какие-то предприятия интересны нам, какие-то наши активы вызывают интерес потенциальных инвесторов», — пояснил «ДЕЛУ» представитель «Смарт-Холдинга».

В «Нибулоне» информацию об интересе к ЧСЗ также не опровергли. Собственник зернотрейдера Алексей Вадатурский в интервью «ДЕЛУ» отметил,что компания планирует заниматься судостроением и имеет несколько предложений о покупке судостроительных предприятий.

Алексей Вадатурский, собственник аграрной компании «Нибулон» рассказал «Делу» о своих инвестпланах и о том, планирует ли он покупать Черноморский судостроительный завод.

– Алексей Афанасьевич,  первый и самый актуальный вопрос. Компания «Нибулон» ведет переговоры со «Смарт-Холдингом» о покупке Черноморского судостроительного завода?

Мы объявили о своей инвестиционной программе — приобретаем буксиры и планируем их строить. Многие издания знают о ведущемся полным ходом строительстве барж. И многие спрашивают, почему мы не приобретаем завод. Да, мы планируем заниматься судостроением, у нас есть несколько предложений по покупке судостроительных предприятий.

– Ваша компания стала по итогам ушедшего маркетингового года (июль 2008 — июнь 2009-го) главным экспортером зерна из Украины. Расскажите, пожалуйста, кто владеет предприятием, которое контролирует фактически пятую часть внешних отгрузок зерна?

Предприятие зарегистрировано в Николаеве. Все наше имущество, все основные фонды находятся в Украине. Собственники компании — я и мой сын Андрей Вадатурский.

– В каких долях?

У меня — 80%, у сына — 20%.

– У вас в аренде земля 25 тыс. собственников. Какие общие площади в управлении компании?

70 тыс. га. Это паи частных собственников либо арендованная у государства земля.

– Как формировался этот земельный банк?

Наша компания не покупает готовый бизнес у других. Нам передают в аренду земли тех людей, тех владельцев, которые уже не могут работать с предыдущими арендаторами. Как правило, из-за того что арендаторы не рассчитываются с ними.

В моей практике есть уже три случая коллективного обращения к нам людей из бывших успешных колхозов, которыми когда-то руководили герои социалистического труда. Но руководителей этих не стало, и хозяйства пошли под откос. Новые земли приводим в порядок. Чтобы раскрылся потенциал плодородия, нужно от 3 до 5 лет. Для нас это колоссальные затраты.

– Какой вал зерна рассчитываете получить в этом году?

До 300 тыс. тонн зерновых и масличных.

Но экспортируете вы намного больше.

В прошлом году экспортировали 4,5 млн. тонн. С нами работают более 3 тыс. партнеров, которые сдают на постоянной основе свое зерно.

 

 – Это производители?

И украинские сельхозпроизводители, и оптовые торговцы зерном.

В прошлом году компания ввела в эксплуатацию новый элеватор в Хмельницкой области. Чем была вы-звана необходимость строительства нового зернохранилища?

Инвестировали мы в этот объект $12 млн., окупиться он должен за 5 лет.

Мы считаем, что в тех регионах, где у нас есть аграрные подразделения, должны быть собственные мощности по хранению, чтобы наше зерно не смешивалось с другим на элеваторах. Мы выращиваем зерно высокого качества и хотим быть уверенными, что именно такое зерно будет доставлено на наш зерновой терминал.

  То есть вы считаете, что хранить зерно на «чужих» элеваторах рискованно?

Именно так.

– «Нибулон» перерабатывает сельхозпродукцию?

У нас есть свои комбикормовое и мельничное производства, а также свиноводство и племенное скотоводство.

Но доля внутренней переработки и использования зерна на корма в сравнении с экспортными отгрузками невысокая.

Да, это так.

 

– Планируете расширять переработку?

Мы планируем в ближайшее время начать производить натуральные колбасные изделия. Купили животноводческий комплекс в Житомирской области. Осенью прошлого года приобрели мясокомбинат. 

– Торговую марку уже придумали?

Окончательное решение еще не принято. Но это будут быстрицкие колбасы — нашего Быстрицкого филиала в Житомирской области.

– А молоко перерабатываете?

Нет, молоко сдаем молокозаводам.

– Ваши проекты требуют инвестиций. Где находите средства?

В банках.

– Даже в кризис?

У нас безупречная кредитная история. Мы работаем с ведущими западными банками. Первыми в Украине получили кредит Мирового банка. Причем в кризисном 1998-м. Тогда гривня девальвировала, курс изменился с 1,75  до 4,15 гривни за доллар.

– С какими банками сотрудничаете?

С крупными иностранными банками: BNP Paribas SA, Societe Generale, ABN Amro (Royal Bank of Scotland), Fortis, Natixis, Rabobank, ING, BCV, BCG, BCP, GarantiBank Int. Безусловно, и с отечественными: Укрэксимбанком, Индэкс-банком, Укрсоцбанком, ОТП Банком, Брокбизнесбанком, Райффайзен Банком Аваль, УкрСиббанком, Кредитпромбанком и Укринбанком.

– Какое у «Нибулона» соотношение заемного и собственного капитала?

Заемный капитал у нас составляет не более 35%.

– На каких условиях привлекаете кредиты?

Скажу так: на лучших, чем украинские банки в западных финучреждениях.

– Экономический кризис повлиял на вашу деятельность?

Кризис для нашей компании — это новые возможности. Условия для развития наших проектов, в том числе строительных, улучшились. В кризис самый дешевый металл и материалы, а значит, и самая низкая стоимость оборудования. Самая низкая зарплата у подрядных организаций, то есть стоимость их услуг снижается в кризис. Потому тот, кто имеет деньги, доступ к финансовым ресурсам, как раз может построить предприятие нужной мощности и качества в срок.

То есть идея построить флот (24 баржи общей грузоподъемностью 108 тыс. тонн) в кризис связана со снижением цен.

Строить суда сейчас на 50-60% дешевле, чем до кризиса.

– Где большой экспорт, там обычно значительные долги по возврату НДС. Как у вас обстоят дела с этой проблемой?

Возврат НДС с привлечением Аграрного фонда — сложная схема, но проблема разрешена. И я благодарен правительству и Налоговой администрации — думаю, за счет этого аграрии сумели получить оборотные средства на весеннюю кампанию.

– Поясните, пожалуйста, в чем непопулярность этой схемы.

Мы бы предпочли получить деньги, а получаем зерно. А его Аграрный фонд иногда размещает на недобросовестных элеваторах. Бывает такое, что мы приходим за выкупленным зерном, а там его нет либо оно не того качества. Нам приходится обращаться в правоохранительные органы, в суд, мы вынуждены тратить свое время на тяжбы, с тем чтобы наши экономические интересы не были ущемлены. Вот так даже хорошую идею могут погубить нечистые на руку элеваторы.

– Такие проблемы у вас возникают, когда зерно забираете на государственных элеваторах?

Самое страшное — иметь дело с государственными элеваторами. Но проблемы возникают и при работе с частными. Встречаются такие собственники элеваторов, которые пытаются продать чужое зерно 2-3 покупателям, получить деньги и скрыться. Поэтому мы и строим свою систему элеваторов. На сегодняшний день у нас уже есть мощности, рассчитанные на 750 тыс. тонн зерна. В этом году построим еще на 300 тыс. тонн. Кроме того, у нас будет флот емкостью 108 тыс. тонн. Итого, мы сможем одновременно разместить у себя 1,16 млн. тонн зерновых и масличных.

– Все свои объекты вы строите с нуля?

Это отличительная черта нашей компании. Мы не приватизировали ни одного государственного объекта — все строили сами.

– Кстати, а кто проектировал терминал в Николаеве, который получил Государственную архитектурную премию в прошлом году?

Мы сами проектировали и сами строили под контролем западных специалистов. Один из куполов элеватора заказывали в Канаде, второй — в Испании. Инвестировано в этот комплекс было в общей сложности более $70 млн.

Расскажите о ваших инвестиционных планах по строительству речных зерноперегрузочных терминалов.

В этом месяце начнем строительство нескольких речных терминалов — в Черкасской, Полтавской и Запорожской областях. Завершить их строительство планируем в сентябре-октябре.

– Фактически все отгрузки вы проводите в акватории Николаевского порта, но ваши сотрудники утверждают, что услуги этого предприятия — самые дорогие в мире. На чем основаны такие заявления?

Судите сами: если суммировать все обязательные сборы портов и стоимость услуг, без которых не обойтись (лоцманская проводка, буксирное сопровождение, швартовка), для судна дедвейтом 25 тыс. тонн, то в Николаеве это будет $93 тыс. В Антверпене и Генте — $70-75 тыс., в Амстердаме — $57 тыс., а в порту Гамбурга — $44 тыс.

– На сегодняшний день вы не отгружаетесь через морские порты Большой Одессы,  к примеру, через Ильичевский?

Отгружаем и через эти порты, но основная часть отгружается через наш терминал.

– По вашему опыту, может ли не имеющий опыта работы с украинскими портами зернотрейдер зайти в наш крупный торговый порт?

Если это известный игрок на рынке, то для него это будет вопрос цены.

– А вы бы пустили такого игрока?

Мы полностью загружаем мощности своего терминала тем зерном, которое экспортируем. Те собственники терминалов, которые их строили с целью предоставлять услуги по перевалке и которые, соответственно, с собственным зерном не работают, распределяют квоты на использование мощностей припортовых элеваторов между своими клиентами. Мы также оказываем услуги по перевалке другим грузовладельцам на условиях CPT.

– То есть может оказаться, что для нового игрока, пусть даже и известного, места на элеваторе в порту нет?

В целом в Украине серьезно не хватает мощностей, для того чтобы гарантировать место каждому желающему экспортировать из Украины.

В то же время на недавнем расширенном заседании Кабмина Юлия Владимировна Тимошенко спросила, что нужно, для того чтобы украинский сельхозпроизводитель мог самостоятельно экспортировать. Я поднял руку и сказал: «В Украине есть государственные портовые элеваторы, способные экспортировать зерно. В портах Одессы и Николаева есть госэлеваторы. Пожалуйста, на конкурсной основе определите оператора рынка,  заключите с ним прозрачный договор об условиях перевалки. И он уже, располагая этими мощностями, привлечет украинского сельхозпроизводителя». Вот такое предложение я внес. Кстати, мы сами так работаем.

– Как вы вообще относитесь к идее экспорта зерна неопытными в этом деле сельхозпроизводителями? Ведь сколько раз их оштрафуют…

Когда-нибудь нужно начинать. Я бы посоветовал подходить к этому эволюционно. Сначала реализовывать на условиях СРТ с доставкой в порт и прохождением процедуры таможенного оформления. Научиться заполнять декларацию. Потом поставлять на условиях FOB — с погрузкой на борт судна. Если производитель будет расти как экспортер, придет время обеспечивать поставки на условиях CIF (доставка в порт назначения, которая предполагает фрахт судна и страхование груза). Мы к этому шли 18 лет, инвестировав в сельхозпроизводство и инфраструктуру более 2,5 млрд. грн.

– На каких условиях экспортирует «Нибулон»?

У нас 93% экспорта — это поставки на условиях CIF. К примеру, мы, когда выиграли тендер ООН на поставку зерна в Эфиопию, доставили зерно в порт Джибути (Республика Джибути), расфасовали его там в мешки и доставили непосредственно голодающему населению соседней африканской страны.

– Так это уже не CIF, а СРТ в стране назначения (доставка в указанное место в стране назначения)! А сколько зерна планируете вывезти в новом сезоне?

В прошлом сезоне удельный вес нашей компании в экспорте зерна из Украины составил 18-20%. Мы рассчитываем, что в новом сезоне он будет не меньшим.

На начало года долг государства перед зернотрейдерами составлял около 1 млрд. грн. Максимальная сумма задолженности по НДС была перед компаниями «Нибулон» и «Альфред С. Топфер Интернешнл (Украина)». В феврале правительство приняло революционное решение: утвердило порядок, по которому экспортеры получили право возместить себе зерном то, что государство задолжало им по НДС. Процедура была выписана таким образом: Аграрный фонд продает зерно продрезерва на Аграрной бирже по средневзвешенной цене за три последние торговые сессии на биржевом рынке. Компании, которые имеют право на возмещение НДС, получают соответствующее согласование в налоговых органах, Госказначействе и Аграрном фонде и покупают такое зерно. Госказначейство возмещает стоимость приобретенного зерна деньгами.

Алексей Вадатурский, герой Украины

Родился в 1947 году на Одесчине.

 1971 год — окончил Одесский технологический институт пищевой промышленности им. Ломоносова, специальность «автоматизация и комплексная механизация химико-технологических процессов».

 1971-1981 годы — работал на Трикратском комбинате хлебопродуктов на должностях: главного энергетика, главного инженера, начальника производственного отдела.

 1980-1991 годы — замначальника Николаевского областного управления хлебопродуктов.

 С 1991 года работает в основанном им сельхозпредприятии «Нибулон», занимает пост генерального директора.

2,49 млрд. грн. составил чистый доход (выручка) от реализации продукции компанией «Нибулон» в 2007/2008 маркетинговом году (июль-июнь), что почти на 1 млрд. грн. больше, чем годом ранее. Чистая прибыль выросла на 52 млн. грн. — до 153 млн.

 

Активы «Нибулона»

«Нибулон» один из крупнейших в Украине сельхозпроизводителей, крупнейший экс-портер зерновых. У компании есть 36 производственных подразделений в 10 регионах Украины. Компания владеет зерноперегрузочным терминалом в Николаеве, а также владеет или является акционером 15 линейных элеваторов.

Сельхозпредприятие инвестирует в речную логистику: строительство речных зерноперегрузочных терминалов и судов класса «река-море». Также компания намерена закупить 14 буксиров. Штат — 3,2 тыс. человек.

Архитектура терминала отмечена премией

За архитектуру зерноперегрузочного терминала в Николаеве авторскому коллективу «Нибулона» указом президента была присуждена Государственная премия в сфере архитектуры за 2008 год. Премии (110 тыс. грн.) удостоены руководитель предприятия Алексей Вадатурский, двое архитекторов и еще 5 сотрудников предприятия.

 

Как «Нибулон» готовился к посевной

Согласно плану обновления сельскохозяйственной техники, в этой году компанией приобретено 22 трактора и 6 зерноуборочных комбайнов Case, 22 трактора «Беларусь». Кроме того, приобретено навесное оборудование: 10 культиваторов (для обработки почвы) Lemken, а также 6 опрыскивателей (для ухода за посевами) Lemken и Albatros.

За 2008/2009 маркетинговый сезон (июль-июнь) компания экспортировала 4,5 млн. тонн зерновых и масличных.

Источник: delo.ua