2010-05-05 14:07:44

Несмотря на кажущуюся ясность проблемы так называемых Харьковских соглашений и, в частности, соглашения о продлении базирования Черноморского флота РФ в Крыму до 2042 года, договор между Украиной и Россией о продлении сроков пребывания ЧФ на украинской территории оставляет множество вопросов, в том числе и достаточно парадоксального характера. В частности, почему это вдруг руководство НАТО и ЕС так положительно оценили этот договор, хотя он объективно противоречит их интересам, поскольку действительно усиливает позиции России в Черноморском регионе и Юго-Восточной Европе?



Ответ,
казалось бы, достаточно прост – это
заинтересованность Европы в решении
российско-украинских проблем в газовой
сфере (пускай даже ценой фактически
бессрочного сохранения ЧФ РФ на украинской
территории), что должно гарантировать
ЕС отсутствие рецидивов ставших уверенно
периодическими газовых кризисов, которые
достаточно утомили Европу в последние
годы.

Возможно
это и так. Европа действительно крайне
озабочена состоянием своей энергетической
безопасности и, прежде всего, со стороны
своих непредсказуемых соседей на
Востоке. Именно поэтому на протяжении
последних лет (в особенности, после
«газового конфликта» зимой 2008-2009 годов)
страны Европейского Союза делают все
возможное для того, чтобы максимально
снизить свою зависимость от российского
газа.

При
этом, на сегодняшний день они уже
фактически добились практического
решения этой проблемы, найдя достаточно
простое решение. Так, путь для этого
открыли новые технологии добывания
сланцевого газа, уже успешно внедренные
в США и сейчас активно внедряемые в
Европе. В частности, в настоящее время
около 15 ведущих энергетических компаний
ведут геологоразведывательные работы
по поиску и уточнению конфигурации
наиболее мощных месторождений сланцевых
газов практически во всех европейских
странах, которые планируется завершить
к концу 2010 года. В зависимости от
результатов поиска выход этих месторождений
на промышленную разработку предусматривается
максимум к концу 2012 года.

По
расчетам европейских экспертов, именно
это, а также наполнение европейского
рынка сжиженным газом из Алжира и Катара
фактически позволит странам ЕС избавиться
от российских газовых поставок. После
этого никакие российско-украинские
газовые «разборки» практически не будут
волновать Европейский Союз. Таким
образом, за счет «благожелательно-равнодушного»
согласия на продление сроков пребывания
ЧФ РФ в Крыму, ЕС, по сути, выигрывает
время для спокойного решения своих
энергетических проблем. Причем,
фактически, за счет прямых российских
интересов.

Кстати
говоря, такое же время выигрывает и
Украина, которая также вполне способна
разработать свои запасы сланцевых
газов, которых она имеет вполне достаточно
для того, чтобы полностью покрыть свои
потребности. Нужно сказать, что так же,
как и в Европе, аналогичные геологоразведочные
работы ведутся и на украинской территории,
и уже в скором времени могут дать свои
результаты. В свою очередь, это позволит
совершенно по-другому посмотреть на
проблему пребывания ЧФ РФ в Крыму, да и
вообще на весь комплекс украинско-российских
отношений (исследование «ФЛОТ2017» по
теме см. здесь).

Однако,
это еще не все. Сохранение Черноморского
флота России в Крыму имеет для НАТО и
ЕС гораздо более серьезное значение.
Как это не парадоксально, но пребывание
основной части ЧФ РФ на территории
Украины вовсе не способствует усилению
региональных позиций Российской
Федерации, а наоборот, существенно
ослабляет их. Более того, это напрямую
противоречит национальным интересам
и безопасности России. Попробуем
объяснить этот факт.

Так,
если переступить за рамки обывательского
мнения, то стоит осознать простой факт:
флот это не просто корабли, причалы в
порту, моряки в красивой форме, а также
штаб в центре города, пусть даже и под
российским флагом. Настоящий флотский
организм включает в себя целую систему
составляющих, в том числе (упрощенно
говоря):


группировку боевых кораблей: ударный
компонент – авиа- и вертолетоносцы,
крейсера и эсминцы управляемого ракетного
оружия, ракетные катера, подводные
лодки; десантный компонент – большие
и малые десантные корабли; компонент
охраны и прибрежной обороны – большие
и малые противолодочные корабли,
сторожевые корабли, рейдовые и базовые
тральщики; разведывательный компонент
– большие и малые разведывательные
корабли;


комплект судов обеспечения: плавучие
мастерские, танкеры-заправщики,
транспортные суда, госпитальные суда,
морские и базовые буксиры;


систему базирования флота: разветвленную
систему основных, передовых, тыловых и
запасных баз, предназначенных для
рассредоточения сил и средств флота (в
том числе корабельной, авиационной и
сухопутной составляющих) в особый период
и во время ведения боевых действий;


береговые силы флота: соединения
береговой обороны, части морской пехоты,
подразделения береговых ракетных войск
и артиллерии, средства противовоздушной
обороны;


авиацию флота: ударные ракетоносцы и
бомбардировщики, истребители ПВО,
самолеты и вертолеты противолодочной
авиации, воздушные командные пункты и
ретрансляторы связи, военно-транспортные
самолеты;


средства управления и связи: основные,
передовые, тыловые и запасные командные
пункты, а также стационарные и мобильные
узлы связи различного назначения;


комплекс тылового обеспечения: необходимые
запасы вооружения, боеприпасов, запчастей,
горюче-смазочных материалов, продовольствия,
медикаментов и прочих необходимых
материалов с возможностью их пополнения,
судоремонтные предприятия, госпитальные,
транспортные и другие тыловые
подразделения;


мобилизационную базу: приписной личный
состав, автомобильную и специальную
технику, а также другие средства,
предназначенные для комплектования/пополнения
частей и подразделений флота в военный
период.

Все
это, как минимум, должно быть соизмеримо
с группировкой противостоящего
противника, а в лучшем случае –
гарантированно превосходить ее. В
значительной мере такое положение было
достигнуто на Черноморском флоте бывшего
Советского Союза еще до Первой мировой
войны и более-менее сохранялось до
самого развала СССР в 1991 году.

Так,
ЧФ бывшего СССР имел в своем составе
все основные классы кораблей и судов
обеспечения (вплоть до крейсеров,
вертолетоносца и десятков подводных
лодок), мощные береговые войска (в том
числе дивизию береговой обороны в
Крыму), достаточно сильную авиацию
(включая ударные самолеты – ракетоносцы),
а также разветвленную систему базирования
по всему северному побережью Черного
моря, начиная от болгарского Буграса и
заканчивая грузинским Батуми.

Кроме
того, советский Черноморский флот
опирался на войска Одесского военного
округа (в том числе 32-й армейский корпус
в Крыму), систему ПВО страны,
индустриально-производственную базу
всего юга Украины, а также ее мобилизационные
ресурсы, которые могли быть дополнены
ресурсами остального СССР. При этом,
береговые силы флота имели полную
возможность маневра в прибрежной полосе,
включая развертывание оборонительных
рубежей войск береговой обороны, позиций
противокорабельных ракет и средств
ПВО, основных, запасных и тыловых
командных пунктов, узлов связи и
подразделений тылового обеспечения, а
также всех прочих необходимых органов.

Все
это, пусть и в ограниченной мере, но
возможно в условиях базирования
Черноморского флота России на собственной
российской территории, где вполне можно
создать все вышеизложенные условия.
Прежде всего, это касается собственных
возможностей по обеспечению базирования,
развертывания, организации береговой
обороны, обеспечения связи, управления,
снабжения и комплектования флота.

Кстати,
свидетельством этого можно считать
опыт Второй мировой войны, когда
Черноморский флот СССР после вытеснения
его немцами из Крыма летом 1942 года, около
двух лет базировался на кавказском
побережье России, сохраняя вполне
допустимую боеспособность. Причем, на
то время, при гораздо меньшей береговой
базе (немцами было захвачено все побережье
Азовского моря, а также Черного, вплоть
до Новороссийска), командованию Красной
Армии удалось обеспечить размещение
не в пример, гораздо больших сил
Черноморского флота, чем они имеются в
настоящее время. При этом, Черноморский
флот более-менее успешно действовал
практически по всему Черному морю.

Интересно,
как можно обеспечить подобные условия
в случае базирования основных сил
Черноморского флота России в Крыму –
на чужой для него территории? Практически,
это нереально без согласования с
Украиной, что, согласимся, достаточно
сложно, при любом, самом пророссийском
руководстве Украинского государства.
По сути, с точки зрения реальных
соображений безопасности России,
Севастополь может выполнять не более
чем скромную роль передового опорного
пункта ЧФ, а уж никак ни его главной
военно-морской базы.

Впрочем,
возможность возникновения масштабного
вооруженного конфликта между Россией
и США/НАТО, в котором мог бы быть применен
Черноморский флот (в чем, собственно
говоря, и состоит его основное
предназначение) является достаточно
виртуальным сценарием. Реальную опасность
для Москвы представляет совсем другой
фактор, а именно – распространение
исламского экстремизма на Кавказе, что
угрожает самой государственности
России.

Согласимся,
по здравому размышлению, именно на
противодействие этой угрозе и должны
быть направлены все основные усилия
силовых структур России, в том числе и
Черноморского флота РФ, как одной из
основных составляющих Вооруженных сил
Российской Федерации в самом конфликтном
регионе страны. Однако, вместо этого,
Черноморский флот России почему-то
«защищает» российские интересы в Крыму,
где им не угрожает никакая реальная
опасность.

Так
кто же, интересно, выиграл от продолжения
сроков пребывания Черноморского флота
России на территории Украины?

Формально
– вроде бы Россия, которая сохранила
свое военное присутствие в Крыму, а
также убедительно доказала всему миру
«сохранение Украины в сфере ее
преобладающего влияния».

На
самом деле – США, НАТО и ЕС, которые
выиграли время для обеспечения
энергетической безопасности Европы, а
также, по сути, лишили возможности Россию
использовать Черноморский флот по его
прямому назначению.

В
выигрыше остались и исламисты на Кавказе,
которые надолго избавились от угрозы
усиления российских войск в этом регионе,
что, несомненно, отвечает их интересам,
облегчая достижение поставленных целей.
Чем не подарок от России и Украины?

А с
чем же, собственно говоря, осталась
Украина? Да, возможно, с российским
газом, который Россия обещает поставлять
на «выгодных» для нас условиях. На первый
взгляд, это действительно может помочь
поднять экономику Украины. Однако будет
ли это так на самом деле, либо же российская
сторона как всегда обманет нас, покажет
время.

А
пока ситуация вокруг новых договоров
выглядит несколько в ином свете. Так,
Украина откровенно показала свою
слабость и возврат «в подчинение»
России, что не может выглядеть иначе,
чем национальное оскорбление Украинского
государства. Тем более, что все можно
было бы решить совсем иначе. Действительно
нужные для Украины договора могли были
быть подписаны совершенно по-другому,
а именно – с учетом соответствующих
положений Конституции Украины и уже
существующей договорно-правовой базы.
Вот тогда-то и не было бы того конфликта,
который в очередной раз фактически
расколол украинское общество и был
прямо спровоцирован властью.

Интересно,
что в отличие от Президента России
Д.Медведева, более прагматичный глава
правительства РФ В.Путин (реальный
хозяин российского газа), вполне правильно
расценил рассмотренную выше ситуацию.
Так, по его словам, соглашения по ЧФ РФ
стали последним случаем, когда Россия
поступается своими экономическими
интересами в обмен на пребывание своих
военных баз на чужой территории. Еще бы
– терять 40 миллиардов долларов США за
какие то мифические геополитические
приобретения, да еще тогда, когда Россия
никак не может выйти из глубокого
экономического кризиса, отчаянно
нуждаясь в наличных деньгах! Разумного
в такой политике, увы, мало, и какими-либо
имперскими амбициями даже видимый ущерб
оправдать весьма проблематично…

Иван
Сичень, для "ФЛОТ2017"