2009-03-26 11:05:39

В минувшее воскресенье исполнился год со дня катастрофы в Южно-Китайском море украинского буксира «Нефтегаз-67», принадлежащего ГАО «Черноморнефтегаз». До сих пор следствие не установило виновников трагедии, а родственники восемнадцати погибших моряков заявляют, что на ней нажились чиновники, которые под предлогом проведения «спасательной операции» разворовали миллионы долларов.

Напомним, что после столкновения
украинского буксира с китайским балкером «Яохай» буксир за считанные минуты
ушёл на дно. В момент аварии на его борту находились двадцать пять членов
экипажа. Семерых удалось спасти. Тела троих моряков были найдены водолазами в
первые дни обследования затонувшего судна, остальные пятнадцать – после подъёма
судна на поверхность. Большинство погибших моряков были уроженцами крымского
посёлка Черноморское.

В рамках уголовного дела полиция
Гонконга выдвинула обвинение в создании аварийной ситуации обеим сторонам. Но,
по мнению пресс-секретаря «Черноморнефтегаза» Юрия Авдеева, вины членов
пострадавшего экипажа в трагедии нет. В свою очередь родители погибших моряков
склонны винить в происшедшем капитана судна Юрия Кулемесина, который, по их
мнению, вовремя не оповестил об угрозе столкновения. Сам Кулемесин от общения с
родственниками погибших и прессой отказывается.

В минувший понедельник в
гонконгском суде должно было начаться судебное разбирательство, по итогам
которого одна из сторон будет признана виновной, другая – потерпевшей. Однако в
связи с необходимостью детального изучения материалов, предоставленных
украинской и китайской сторонами, заседание перенесли на тридцатое марта. Для
принятия окончательного решения суду потребуется примерно месяц, сообщили в
Минтрансе Украины. Отметим, что слушание этого дела уже дважды переносилось: в
июне из-за неготовности обвинения и в августе в связи со штормовым
предупреждением в Гонконге.

Родственников погибших моряков на
процесс не допустили. В начале недели они провели в Симферополе
пресс-конференцию, на которой заявили, что в расследовании дела существует
множество противоречий, которые дают основание полагать, что украинские
чиновники под предлогом необходимости проведения глубоководных работ и
многочисленных экспертиз разворовали миллионы долларов и теперь вносят путаницу
в ход следствия. «Кто-то очень хорошо заработал на трагедии», – заявила Наталья
Киндюк, дочь погибшего электрика «Нефтегаза-67» Николая Киндюка.

«Сразу после кораблекрушения
буксира они сказали, что причина столкновения – шторм. Однако в отчёте
следственной комиссии чётко указано, что погода была ясная: штиль, нормальная
видимость, – рассказывает она. – Также непонятно, почему для проведения
экспертизы ДНК останков наших родственников понадобилось более полугода. Её
результаты нам до сих пор не переданы».

Много вопросов у участников
пресс-конференции и в связи с тем, что даже спустя несколько месяцев после
кораблекрушения на телефонные звонки на номера погибших моряков кто-то отвечал.
Но к мистике это не имеет никакого отношения. «Мы составили официальный запрос
в Службу безопасности Украины, указали список номеров телефонов наших
родственников. Через некоторое время пришёл ответ, в котором говорилось, что
подобных номеров не существует. Однако их список абонентов разительно
отличается от настоящего. Иными словами, спецслужбы проверили другие номера
телефонов», – говорит она.

Родственников моряков до сих пор
не ознакомили с заключением экспертизы по делу о гибели их близких и анализами
на ДНК, в  связи с чем возникает вопрос:
а проводился ли вообще такой анализ? По словам Натальи Киндюк, она до сих пор
не получила справки о причинах гибели отца – лишь свидетельство о смерти, где в
графе «причина» стоит прочерк.

К тому же нет ни фотографий, ни
видеосъёмок, зафиксировавших факт подъёма судна и извлечения тел. Да и само их
состояние наводит на подозрения: по словам родственников, тела моряков
оказались целыми, без повреждений кожи и признаков разложения.

– Нам говорили: тела – кисель,
биомасса, их невозможно опознать. Ничего подобного, – рассказала Наталья
Киндюк. – Присутствовавший на опознании судмедэксперт сказал нам, что тело не
могло находиться в воде месяц, однако в официальном заключении почему-то
подтвердил распространённую чиновниками версию.

Об этом же говорит Людмила Таран,
мать моториста 1 класса Максима Тарана:

– Мы настояли на вскрытии гроба
для опознания тела. Я не узнала сына! С лица была снята кожа, извлечены
внутренние органы, на спине виднелись характерные для хирургических операций
швы.

На вопрос, возможно ли сделать
вскрытие на теле, находившемся месяц в морской воде, ответа нет. Как и на
вопрос, действительно ли для подъёма судна и извлечения тел потребовались пять
недель и миллионы долларов? По словам Натальи Киндюк, отсутствие фото- и
видеосъёмки и состояние тел погибших наводят на мысль, что это было сделано
гораздо раньше.

Родные погибших не верят в
возможность выяснить все обстоятельства и назвать виновника трагедии.

– Мы даже в суд подать не можем
из-за отсутствия виновной стороны. У нас нет никаких шансов, да и, судя по
ситуации, это будет потерянное время, – посетовала Наталья Киндюк.

– Мы не хотим, чтобы это дело
было закрыто нерасследованным, – добавила Людмила Таран. – Кто-то должен
ответить за гибель людей.

Алексей БУРЯК, "Крымская
правда"