История с географией

Похоже, что украинские власти
всерьез намереваются покончить со всеми территориальными спорами, которые
накопились с соседними державами за годы после распада Союза. Еще не успели
отгреметь споры по поводу решения Международного суда ООН по острову Змеиный, а
украинское внешнеполитическое ведомство уже не исключает возможности обращения
в тот же суд для решения спорных вопросов в разграничении с Россией Азовского
моря и Керченского пролива. Об этом заявил заместитель министра иностранных дел
Украины Александр Купчишин. Более того, по словам замминистра, именно решение
Международного суда ООН об определении экономической зоны и континентального
шельфа между Украиной и Румынией может стать прецедентом при решении
аналогичных спорных вопросов, касающихся Украины и России.

В чем же суть проблемы, решение
которой затянулось на целых двенадцать лет? И на что может рассчитывать Украина,
если вступит в судебное разбирательство с северной соседкой? Дело в том, что
два государства еще в декабре 2003 года подписали Договор о сотрудничестве в
использовании Азовского моря и Керченского пролива. Однако вопрос совместного
использования этих акваторий до сих пор не урегулирован. Наша страна настаивает
на проведении линии границы на основе административной границы между бывшими
РСФСР и УССР, которая обозначена на картах и планах. Российская сторона
считает, что, в соответствии с законодательством бывшего СССР, внутренние воды
между республиками Советского Союза не разграничивались. Вот такая история с
географией. Иными словами, получился юридически-географический казус. И,
несмотря на то, что украинская и российская стороны провели уже тридцать раундов
переговоров, затянувшийся спор так и не сдвинулся с мертвой точки. Вот и в
январе МИД Украины заявил об отсутствии прогресса в переговорах с Россией по
делимитации границы в Керченском проливе, Черном и Азовском морях. Как отметил
директор первого территориального департамента украинского внешнеполитического
ведомства Леонид Осаволюк, результатов достигнуть не удалось из-за того, что
позиция российской стороны в очередной раз изменилась. По его словам,
российская сторона подняла уже давно отклоненные Украиной предложения об общем
использовании Керченского пролива, об установлении так называемых морских
прибрежных зон в Керченском проливе или перемещении действующей линии границы в
Керченском проливе в сторону Украины. При этом он отметил, что такие предложения
являются неприемлемыми для Украины, и она будет продолжать настаивать на
разграничении Азовского и Черного морей и Керченского пролива согласно
международному законодательству. Очередной раунд консультаций запланирован на
июнь в Москве. Хотя еще 12 февраля прошлого года Виктор Ющенко и Владимир Путин
подписали план действий «Украина — Россия», договорившись приступить к
практической работе по демаркации украинско-российской границы в 2008 году.
Видимо, предвидя столь же «высокую результативность» предстоящих переговоров, в
украинском МИДе и стали рассматривать реальность перспективы международного
судебного разбирательства. Вряд ли представители нашей страны просто решили
попугать таким образом сторону российскую, чтобы сделать ее более сговорчивой.
Ибо надежд на это, как вы сами понимаете, маловато. И лимит делимитации,
похоже, уже исчерпывается.

 

В чем проблема-то?

Почему же две соседние страны,
находившиеся в недалеком прошлом в составе одного союзного государства, не
могут договориться? Может быть, суть именно в том и состоит, что одна из стран,
входивших в то общее государство, считает себя его правопреемницей и
по-прежнему полагает, что является для остальных старшей сестрой? Вот и
получается, что позиция Украины по урегулированию вопросов, относящихся к
акватории Керченского пролива, заключается в том, что между бывшими советскими
республиками — РСФСР и Украинской ССР — была административная граница в
Керченском проливе. Такие же границы, унаследованные от Советского Союза, и
признанные министром иностранных дел РФ Сергеем Лавровым, имеет, скажем, Южная
Осетия. Аналогично, при разделе спорного участка в Чудском озере между Россией
и Эстонией использовалась пунктирная линия на советских картах. Более того,
согласно нормам международного морского права при разделе границ учитываются
такие факторы, как пропорциональность длин береговых линий, их протяженность,
равноудаленность от береговых точек и т. д. Как известно, российская береговая
линия имеет гораздо меньшую протяженность, чем украинская. Так, почему в данном
случае представители российского МИДа лукавят, утверждая, что в Советском Союзе
между союзными республиками по акватории внутренних морских вод
административные границы не устанавливались. Поэтому, мол, не было и нет
никаких легитимных документов союзного или республиканского уровня, которые
фиксировали бы линию разграничения в водах Азовского моря и Керченского
пролива. В связи с этим Россия не хочет признавать установленную украинской
стороной в 1999 году в одностороннем порядке так называемую линию охраны
государственной границы в этих водах. В Москве исходят из положения Договора о
сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива от 2003
года о том, что эти акватории исторически являются внутренними водами России и
Украины.

В российской столице признают,
что главной проблемой в делимитации морской границы между Украиной и Россией
является Керченский пролив. «Если мы решим проблему Керченского пролива, то по
Черному и Азовскому морям мы очень скоро договоримся», — утверждает, например,
посол по особым поручениям МИД РФ Александр Толкач. По его мнению, для этого
требуется политическое решение. «Но его трудно ожидать в ближайшем будущем при
нынешнем руководстве Украины», — уверен Толкач. Он сообщил, что в МИД РФ уже
готовы проекты документов о границе в Азовском и Черном морях. «Остается внести
координаты границ. Над ними сейчас мы и бьемся», — сказал дипломат. И добавил,
что российская сторона на переговорах с Украиной предлагала три варианта разграничения
Керченского пролива. «Мы выступали за совместное использование Керченского
пролива, а также за создание корпорации по использованию Керчь-Еникальского
канала, — отметил он. — В Украине есть люди в различных министерствах,
согласные с таким предложением, однако МИД Украины настаивает на первоочередном
разграничении канала, а уж потом на его совместном использовании». Вторым
вариантом, по его словам, является создание зоны суверенитета в Керченском
проливе для Украины и России шириной 500 метров, остальную часть, включая
Керчь-Еникальский канал, Россия предлагает использовать совместно. И последним
вариантом, по словам дипломата, предполагается проведение границы по середине
самого Керчь-Еникальского канала — единственно возможного пути для больших судов.
«Но Украине нужна граница немедленно по одной простой причине: любые
евроатлантические устремления — вступление в ЕС или НАТО — подразумевают, что
страна решила все вопросы, в том числе и пограничные. Поэтому Украина стремится
поскорее оформить границу с нами», — утверждает Толкач. Его понять можно — он
отстаивает национальные интересы России. А дело украинских дипломатов — точно
так же отстаивать интересы Украины. В связи с этим возникает вопрос: а нужно ли
было украинской стороне в 2003 году подписывать договор, предоставляющий статус
внутренних вод? Ведь он дает прибрежным странам право контролировать
прохождение кораблей. Фактически сегодня Россия имеет право вето на пребывание
натовских кораблей в водах Азовского моря и пролива. Понятно, что ее вполне бы
устроило отсутствие морских границ и совместное использование Керченского
пролива. Но украинская сторона категорически против. Во-первых, страну с
территориальными претензиями не возьмут в НАТО. Во-вторых, в Азовском море и
Керченском проливе, помимо рыболовецкого промысла, как уверяют геологи,
находятся перспективные залежи нефти и газа.

 

Суд рассудит?

Ну, хорошо, скажете вы, подала
Украина иск в Международный суд ООН. На что она может рассчитывать? Ведь если
даже предположить, что Россия, по примеру Украины в отношении Румынии,
согласится участвовать в этом процессе (что само по себе еще не факт), и
Украина отстоит в Гааге свою позицию, нет никаких гарантий, что россияне
согласятся признать международную юрисдикцию. Ведь РФ уже не раз демонстрировала,
что решения международных организаций, если они не идут ей на пользу, можно
просто проигнорировать или, в лучшем случае, затянуть их реализацию. Тем более
сейчас, в период не самой лучшей ситуации в украинско-российских отношениях. А
инструментов для этого у северной соседки предостаточно. Таким образом, даже
если Россия согласится передать спор на рассмотрение международного суда, не
стоит тешить себя иллюзиями. Если решение будет в ее пользу, она его с
удовольствием выполнит. Если нет — либо не признает, либо заблокирует в Совбезе
ООН. Трудно назвать выходом из создавшейся ситуации и одностороннюю делимитацию
границ Украиной. Это уже будет открытая конфронтация.

Каков же реальный выход?
Авторитетные и ответственные дипломаты с обеих сторон считают, что лучшим
вариантом были бы конструктивные переговоры по этой проблеме президентов
Украины и России. Так, по мнению экс-министра иностранных дел Украины Геннадия
Удовенко, судебного спора с учетом нынешней ситуации лучше всего избежать. «Не
думаю, что мы должны идти путем украинско-румынских отношений. Контакты с
Россией имеют другой оттенок, исторически мы жили вместе на протяжении долго
времени и всегда сможем найти понимание», — считает он. Действительно, ведь
смогли же в свое время договориться Кучма и Путин, когда возник спор по дамбе,
тянувшейся к Тузле. Главное, чтобы теперь Виктор Ющенко и Дмитрий Медведев
проявили такую же ответственность и добрую волю, чтобы разрешить затянувшийся
спор, не прибегая к помощи международных судебных инстанций. Реально ли это —
покажет время. Хотя и особо тянуть в этом вопросе, думается, нельзя.

Алексей Петруня, Столичные новости

Территориальный спор вокруг Керченского пролива грозит обернуться очередным судебным процессом.

История с географией

Похоже, что украинские власти
всерьез намереваются покончить со всеми территориальными спорами, которые
накопились с соседними державами за годы после распада Союза. Еще не успели
отгреметь споры по поводу решения Международного суда ООН по острову Змеиный, а
украинское внешнеполитическое ведомство уже не исключает возможности обращения
в тот же суд для решения спорных вопросов в разграничении с Россией Азовского
моря и Керченского пролива. Об этом заявил заместитель министра иностранных дел
Украины Александр Купчишин. Более того, по словам замминистра, именно решение
Международного суда ООН об определении экономической зоны и континентального
шельфа между Украиной и Румынией может стать прецедентом при решении
аналогичных спорных вопросов, касающихся Украины и России.

В чем же суть проблемы, решение
которой затянулось на целых двенадцать лет? И на что может рассчитывать Украина,
если вступит в судебное разбирательство с северной соседкой? Дело в том, что
два государства еще в декабре 2003 года подписали Договор о сотрудничестве в
использовании Азовского моря и Керченского пролива. Однако вопрос совместного
использования этих акваторий до сих пор не урегулирован. Наша страна настаивает
на проведении линии границы на основе административной границы между бывшими
РСФСР и УССР, которая обозначена на картах и планах. Российская сторона
считает, что, в соответствии с законодательством бывшего СССР, внутренние воды
между республиками Советского Союза не разграничивались. Вот такая история с
географией. Иными словами, получился юридически-географический казус. И,
несмотря на то, что украинская и российская стороны провели уже тридцать раундов
переговоров, затянувшийся спор так и не сдвинулся с мертвой точки. Вот и в
январе МИД Украины заявил об отсутствии прогресса в переговорах с Россией по
делимитации границы в Керченском проливе, Черном и Азовском морях. Как отметил
директор первого территориального департамента украинского внешнеполитического
ведомства Леонид Осаволюк, результатов достигнуть не удалось из-за того, что
позиция российской стороны в очередной раз изменилась. По его словам,
российская сторона подняла уже давно отклоненные Украиной предложения об общем
использовании Керченского пролива, об установлении так называемых морских
прибрежных зон в Керченском проливе или перемещении действующей линии границы в
Керченском проливе в сторону Украины. При этом он отметил, что такие предложения
являются неприемлемыми для Украины, и она будет продолжать настаивать на
разграничении Азовского и Черного морей и Керченского пролива согласно
международному законодательству. Очередной раунд консультаций запланирован на
июнь в Москве. Хотя еще 12 февраля прошлого года Виктор Ющенко и Владимир Путин
подписали план действий «Украина — Россия», договорившись приступить к
практической работе по демаркации украинско-российской границы в 2008 году.
Видимо, предвидя столь же «высокую результативность» предстоящих переговоров, в
украинском МИДе и стали рассматривать реальность перспективы международного
судебного разбирательства. Вряд ли представители нашей страны просто решили
попугать таким образом сторону российскую, чтобы сделать ее более сговорчивой.
Ибо надежд на это, как вы сами понимаете, маловато. И лимит делимитации,
похоже, уже исчерпывается.

 

В чем проблема-то?

Почему же две соседние страны,
находившиеся в недалеком прошлом в составе одного союзного государства, не
могут договориться? Может быть, суть именно в том и состоит, что одна из стран,
входивших в то общее государство, считает себя его правопреемницей и
по-прежнему полагает, что является для остальных старшей сестрой? Вот и
получается, что позиция Украины по урегулированию вопросов, относящихся к
акватории Керченского пролива, заключается в том, что между бывшими советскими
республиками — РСФСР и Украинской ССР — была административная граница в
Керченском проливе. Такие же границы, унаследованные от Советского Союза, и
признанные министром иностранных дел РФ Сергеем Лавровым, имеет, скажем, Южная
Осетия. Аналогично, при разделе спорного участка в Чудском озере между Россией
и Эстонией использовалась пунктирная линия на советских картах. Более того,
согласно нормам международного морского права при разделе границ учитываются
такие факторы, как пропорциональность длин береговых линий, их протяженность,
равноудаленность от береговых точек и т. д. Как известно, российская береговая
линия имеет гораздо меньшую протяженность, чем украинская. Так, почему в данном
случае представители российского МИДа лукавят, утверждая, что в Советском Союзе
между союзными республиками по акватории внутренних морских вод
административные границы не устанавливались. Поэтому, мол, не было и нет
никаких легитимных документов союзного или республиканского уровня, которые
фиксировали бы линию разграничения в водах Азовского моря и Керченского
пролива. В связи с этим Россия не хочет признавать установленную украинской
стороной в 1999 году в одностороннем порядке так называемую линию охраны
государственной границы в этих водах. В Москве исходят из положения Договора о
сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива от 2003
года о том, что эти акватории исторически являются внутренними водами России и
Украины.

В российской столице признают,
что главной проблемой в делимитации морской границы между Украиной и Россией
является Керченский пролив. «Если мы решим проблему Керченского пролива, то по
Черному и Азовскому морям мы очень скоро договоримся», — утверждает, например,
посол по особым поручениям МИД РФ Александр Толкач. По его мнению, для этого
требуется политическое решение. «Но его трудно ожидать в ближайшем будущем при
нынешнем руководстве Украины», — уверен Толкач. Он сообщил, что в МИД РФ уже
готовы проекты документов о границе в Азовском и Черном морях. «Остается внести
координаты границ. Над ними сейчас мы и бьемся», — сказал дипломат. И добавил,
что российская сторона на переговорах с Украиной предлагала три варианта разграничения
Керченского пролива. «Мы выступали за совместное использование Керченского
пролива, а также за создание корпорации по использованию Керчь-Еникальского
канала, — отметил он. — В Украине есть люди в различных министерствах,
согласные с таким предложением, однако МИД Украины настаивает на первоочередном
разграничении канала, а уж потом на его совместном использовании». Вторым
вариантом, по его словам, является создание зоны суверенитета в Керченском
проливе для Украины и России шириной 500 метров, остальную часть, включая
Керчь-Еникальский канал, Россия предлагает использовать совместно. И последним
вариантом, по словам дипломата, предполагается проведение границы по середине
самого Керчь-Еникальского канала — единственно возможного пути для больших судов.
«Но Украине нужна граница немедленно по одной простой причине: любые
евроатлантические устремления — вступление в ЕС или НАТО — подразумевают, что
страна решила все вопросы, в том числе и пограничные. Поэтому Украина стремится
поскорее оформить границу с нами», — утверждает Толкач. Его понять можно — он
отстаивает национальные интересы России. А дело украинских дипломатов — точно
так же отстаивать интересы Украины. В связи с этим возникает вопрос: а нужно ли
было украинской стороне в 2003 году подписывать договор, предоставляющий статус
внутренних вод? Ведь он дает прибрежным странам право контролировать
прохождение кораблей. Фактически сегодня Россия имеет право вето на пребывание
натовских кораблей в водах Азовского моря и пролива. Понятно, что ее вполне бы
устроило отсутствие морских границ и совместное использование Керченского
пролива. Но украинская сторона категорически против. Во-первых, страну с
территориальными претензиями не возьмут в НАТО. Во-вторых, в Азовском море и
Керченском проливе, помимо рыболовецкого промысла, как уверяют геологи,
находятся перспективные залежи нефти и газа.

 

Суд рассудит?

Ну, хорошо, скажете вы, подала
Украина иск в Международный суд ООН. На что она может рассчитывать? Ведь если
даже предположить, что Россия, по примеру Украины в отношении Румынии,
согласится участвовать в этом процессе (что само по себе еще не факт), и
Украина отстоит в Гааге свою позицию, нет никаких гарантий, что россияне
согласятся признать международную юрисдикцию. Ведь РФ уже не раз демонстрировала,
что решения международных организаций, если они не идут ей на пользу, можно
просто проигнорировать или, в лучшем случае, затянуть их реализацию. Тем более
сейчас, в период не самой лучшей ситуации в украинско-российских отношениях. А
инструментов для этого у северной соседки предостаточно. Таким образом, даже
если Россия согласится передать спор на рассмотрение международного суда, не
стоит тешить себя иллюзиями. Если решение будет в ее пользу, она его с
удовольствием выполнит. Если нет — либо не признает, либо заблокирует в Совбезе
ООН. Трудно назвать выходом из создавшейся ситуации и одностороннюю делимитацию
границ Украиной. Это уже будет открытая конфронтация.

Каков же реальный выход?
Авторитетные и ответственные дипломаты с обеих сторон считают, что лучшим
вариантом были бы конструктивные переговоры по этой проблеме президентов
Украины и России. Так, по мнению экс-министра иностранных дел Украины Геннадия
Удовенко, судебного спора с учетом нынешней ситуации лучше всего избежать. «Не
думаю, что мы должны идти путем украинско-румынских отношений. Контакты с
Россией имеют другой оттенок, исторически мы жили вместе на протяжении долго
времени и всегда сможем найти понимание», — считает он. Действительно, ведь
смогли же в свое время договориться Кучма и Путин, когда возник спор по дамбе,
тянувшейся к Тузле. Главное, чтобы теперь Виктор Ющенко и Дмитрий Медведев
проявили такую же ответственность и добрую волю, чтобы разрешить затянувшийся
спор, не прибегая к помощи международных судебных инстанций. Реально ли это —
покажет время. Хотя и особо тянуть в этом вопросе, думается, нельзя.

Алексей Петруня, Столичные новости