2008-09-11 10:15:47

С тех пор, как Измаильский судоремонтный завод из государственного превратился в частный, узнать как там идут дела стало затруднительно. Рабочие могли бы поделиться некоторыми соображениями, но… «Несанкционированные разговоры».

Само по себе, возможно, это
хорошо, потому что люди держатся за стабильно работающие предприятия с хорошей
зарплатой. Единственный человек, готовый к аргументированному разговору о
заводе, на котором работает уже тридцать лет, это председатель профсоюзного
комитета Илья Хаджи.

 – Судостроение? Его сейчас нет. Это было при
государственном статусе, когда мы занимались строительством швертботов.
Парусные спортивные яхты хорошо пошли и пользовались спросом. Новые владельцы
отказались от этой идеи. Но в чем их нельзя упрекнуть – это в отсутствии
заказов на судоремонт, чем постоянно занимается администрация.

 

– Украинское Дунайское
пароходство пользуется услугами завода?

– В последнее время нет. У нас ремонтируются,
в основном, российские морские и речные суда, есть и из других стран.
Судоходные компании устраивают и стоимость судоремонта, и качество. Можно
сказать, клиентура стоит в очередь. Я сужу по большому объему работ.

 

Единственный минус в том, что
маловато народа на заводе. Нередко работать приходится и в выходные, особенно,
когда суда завершают ремонт. Но дело в том, что это состояние становится
постоянным. Бывает, в будни сидим без работы и ждем указаний. Вдруг к выходным
вскочили, все шашки наголо и вперед.

 

– Но по оплате труда у коллектива
претензий нет?

– Люди получают нормальную
зарплату. Правда, этим летом был эпизод, когда плата за труд оказалась
существенно заниженной. Судоремонтники задались вопросом: как быть в этой
ситуации? Они решили не получать деньги пока положение не выправится. Все
закончилось благополучно. Сдвинулся вопрос и с обеспечением спецодеждой и
обувью, хотя пока хватает не на всех.

 

– А с чем была связана задержка в
выдаче спецодежды?

– С тем, что после прежнего
руководства у завода были немалые долги по кредитам. Но сейчас на предприятии
ощущается экономический подъем, что, безусловно, радует.

 

– Илья Петрович, с чем приходится
сталкиваться в плане защиты интересов рабочего человека?

– В первую очередь с тем, что не
всегда дают отгулы за работу в выходные дни в то время, когда человеку нужно. В
таких случаях профкому приходится вмешиваться. Понятно, что нельзя отпустить
всю бригаду в одно время, но договориться всегда можно. То есть серьезной
проблемы нет. Бывают проблемы с отпусками, которые, бывает, не дают догулять до
конца.

 

– А с другой стороны, причина
приятная – большой объем судоремонта. Ведь сколько завод стоял без работы! Люди
тогда начали увольняться в поисках лучшей доли.

– Вот именно. При государственном
статусе было пусто, а сейчас слишком густо. Другой раз хочется просто
отдохнуть, побыть с семьей, с детьми в субботний день, а не париться в трюмах.
Люди возмущаются по этому поводу. Казалось бы, обратитесь с этой проблемой к
зам. директора по производству, который часто бывает в цехах, на рабочих
местах. Нет, молчат. Хотят меня использовать как таран.

Я не буду как Александр Матросов
на амбразуру бросаться, а вы в стороне стоите и ждете решения вопроса. Учитесь
сами за себя постоять, а я помогу в этом. В любом случае находим компромиссы и
хочу отметить, что руководство завода не идет на конфликты. Есть и человеческое
отношение. В мае, например, много пароходов ушло из ремонта и администрация
устроила по этому праздник с шашлыками для славно поработавшего коллектива. Вот
это правильно!

 

– Вы стали мягче относиться к
руководству предприятия. Помню, поначалу вы готовы были с один и нападать и
защищаться…

– Во-первых, я учусь грамотному
проведению профсоюзной работы и лезть на рожон не стоит. Тем не менее, никогда
ни перед кем на задних лапках не стоял. Я не скандальный человек – просто у
меня есть жизненный опыт и точка зрения. Если меня убедили в неправоте, я
соглашаюсь. Авторитет завоевать нелегко, а потеряв, вернуть невозможно. Поэтому
ради дела я могу переступить через «я».

 

– Как этим летом отдыхают
судоремонтники?

– Работает наша база отдыха на
берегу моря и заводчане там активно оздоравливаются. Цены на путевки немного
поднялись, но вполне по карману судоремонтникам. Они довольны и отдыхом, и
питанием.

 

– Илья Петрович, у вас
удивительный для мужчины статус отца-одиночки. Как растут ваши дети?

– Старшая дочь выросла и перешла
на свои хлеба. Средняя – студентка, будет менеджером по туризму. Учится в
высшем профессиональном училище № 9 в Измаиле. Сказал: хватайся за знания
руками, зубами и пробивай дорогу в жизни своими силами. И, действительно,
девочка взялась за учебу и через год ее не только перевели на бюджет, но еще и
стипендию стали платить. Была на практике на пассажирском судне. Звонит мне и
плачется, что очень тяжело. Говорю ей: доченька, ты пока всего лишь на практике
– значит зубки сцепила и никому ни слова про свои настроения. Потерпеть надо
пока на ноги встанешь. В результате пересилила себя и пришлась ко двору в
киевской фирме «Червона рута», а это не всем удается.

14-летнему сыну тоже разрешаю
что-то решать самостоятельно, но контролирую эти права. Вообще, грех жаловаться
на детей. Сын занимается дзюдо и недавно выиграл Кубок Бессарабии. Значит в
меня пошел. Я всю жизнь занимаюсь спортом. Дети – мой надежный тыл. Сегодня
немногие могут это сказать.

 

– Илья Петрович, что
судоремонтники говорят о нынешнем управлении Украиной, о событиях в Южной
Осетии?

– Методы управления нашей страной
обсуждаются. При всех громких заверениях, обещаниях руководства страны и
показных подписываний каких-то деклараций фактически ничего полезного не
делается. Простой человек не ощущает реальной заботы власти. Люди очень
неравнодушно отнеслись к военным событиям в Южной Осетии, ведь за считанные дни
положили более двух тысяч человек. Судоремонтники недоумевают по поводу того,
что Украина решила оказать гуманитарную помощь Грузии, а пострадавшим жителям
Цхинвали – нет.

Украинским правителям не хватает
ни такой твердости, ни элементарного здравого смысла. Противно даже
предположить, что нас дергают за веревочки американские кукловоды.

Естественно, какая власть, какие
у нее методы управления, такие и предприятия. Сколько примеров искусственного
развала процветающих предприятий морской отрасли, внедрения в их руководство
каких-то неумех и проходимцев.

Власть меняется – этих выгоняют,
ставят других. О каком стабильном будущем можно говорить в таком государстве?
Единственный, кто сопротивляется сегодня беспределу в отрасли – это Профсоюз
работников морского транспорта Украины. А ведь государство тоже должно защищать
интересы работающих и их права. Но этого пока мы не видим.

Лариса ЧЕРНЫШЕВА

Источник: Украинская транспортная газета "Моряк"