2009-08-05 17:44:12

Очередной День ВМФ, который Черноморский флот, как и вся Россия, отметил в последнее воскресенье июля, не только стал своеобразным апофигеем многодневных усилий украинских ура-патриотов, но и заставил серьезно задуматься о будущем Украины при самом невероятном раскладе событий — если в 2017 году российские корабли действительно покинут Севастополь.



Это ж-ж-ж-ж — неспроста!

На этот раз праздник военных
моряков, который традиционно сопровождается военно-морским парадом и
соответствующим шоу, по требованию украинской стороны прошел без холостой
артиллерийской стрельбы. Таким образом местные власти, по указке из Киева,
попытались поставить логическую точку в месячнике «разоружения» ЧФ, во время
которого Украина постаралась максимально оттоптать россиянам любимую крымскую
мозоль.

Судите сами: за этот сравнительно
небольшой промежуток времени геройские украинские ГАИшники успели на целые
сутки задержать «неплановое» перемещение автоколонны черноморских морпехов, не
менее геройские украинские погранцы предотвратили «незаконный» ввоз крылатых
ракет для кораблей ЧФ, бесстрашные СБУшники объявили о принудительной высылке
из Севастополя двух десятков своих коллег из ФСБ (до декабря текущего года), а
гипер-патриотичный украинский МИД настойчиво намекнул Москве о настоятельной
необходимости срочного отзыва советника посольства РФ по Черноморскому флоту и
российского консула в Одессе.

Что касается украинской стороны,
точнее, оранжевой верхушки ее провластного айсберга — тут случай вполне
понятный и, можно сказать, клинический. Это — самый удобный и сравнительно
недорогой способ поднять себя в глазах электората на слабо заселенном западе
страны (тем более, что в глазах гораздо более многочисленного населения востока
и юго-востока страны «любим друзям» терять уже просто нечего), а заодно
поставить очередную галочку в отчете заокеанскому спонсору о проделанной
работе.

Гораздо интереснее ответная
реакция российской стороны — твердая, но необыкновенно сдержанная. Оставляя в
стороне тонкости дипломатической службы и протокола (следствием которых стало
заявление Российского МИДа о высылке двух украинских дипломатов
соответствующего ранга из Москвы и Петербурга) и особенности работы спецслужб
(адекватный ответ на «агрессивную патриотичность» СБУ не заставит себя долго
ждать), следует отметить вполне умеренную реакцию российских военных.
Главнокомандующий ВМФ России Владимир Высоцкий сообщил, что по каждому
инциденту с участием военнослужащих ЧФ будет проведено служебное расследование
и виновные понесут наказание.

Украинские «ультра» поспешили
принять это за доказательство признания своих «побед», а своевременно
перекрасившиеся в более для себя выгодный желто-голубенький цвет военно-морские
замполиты (выпускники предтечи Киево-Могилянки) и примкнувшие к ним не менее военно-морские
журналисты (питомцы славного Львовского военно-балалаечного училища) с
удвоенным рвением бросились считать дни до того вожделенного дня, когда
последний российский триколор скроется за севастопольским горизонтом.

Между тем, мало кто даже из более серьезных
людей — политологов и прочих «аналитиков» — обратил внимание на другое
предпраздничное выступление российского главкома, в котором В.Высоцкий пообещал
ежегодно, начиная с 2010 года, закладывать для флотов России (включая
Черноморский) по одной подводной лодке и одному кораблю «дальней морской» зоны.

Даже если учесть, что строительство новых
кораблей в условиях кризиса будет вестись темпами, далекими от стахановских, к
2017 году россияне вполне смогут создать основное боевое ядро Черноморского
флота фактически заново. Что же касается ВМС Украины, то, при сохранении
существующего уровня «заботы» государства, они к этому сроку рискуют прекратить
свое существование.

Для чего на свете… флот?

А это смотря чей. Одни флоты
существуют для того, чтобы выполнять свойственные им функции. Другие — чтобы
самим фактом своего существования создавать сладкую жизнь своим адмиралам. В
первых адмиралов и старших офицеров значительно меньше, чем ходовых боеготовых
кораблей. Во вторых эти числа вполне сопоставимы.

Черноморский флот РФ в этом
отношении далеко не идеален, так как 17 лет назад вылупился из «царского»
Черноморского флота СССР и все это время новыми кораблями практически не
пополнялся. Тем не менее, начиная с 2001 г. россиянам в значительной степени
удалось реанимировать боевую подготовку ЧФ, в 2005-м его корабельные соединения
возобновили походы в Средиземное море, а год назад, в августе 2008-го,
черноморцы достаточно успешно выполнили свои задачи по блокированию побережья
Грузии во время краткосрочной войны за Южную Осетию.

Кстати, эту последнюю боевую
операцию корабли ЧФ выполнили, несмотря на активные протесты украинского МИДа и
не менее громкие (хотя абсолютно бесполезные) заявления украинских адмиралов о
том, что ВМС Украины могут «воспрепятствовать» Черноморскому флоту выйти из
своей базы — Севастополя или благополучно возвратиться в нее после боевого
похода. Ни сил, ни средств для этого у украинских флотоводцев не было и нет.

Впрочем, ВМС Украины сегодня не
способны решать и гораздо менее героические задачи, нежели, например, помешать ракетному крейсеру «Слава»
доставить свои ракеты по назначению (кстати, в пределах Черного моря он может
сделать это и не выходя из Севастополя). Мы не говорим также и о защите
судоходства от пиратов у побережья Сомали, где пленниками «джентльменов удачи»
с завидной регулярностью становятся граждане Украины.

Правда, когда дело приобретало уж
чересчур громкий резонанс (как, например, в случае с многомесячными страданиями
экипажа «Фаины» и т.п.), Минобороны высказывало мысль о направлении в эти
опасные воды славного, но, увы, практически безоружного флагмана ВМСУ — фрегата «Гетман Сагайдачный».
Увы! Технические возможности и ресурс этой «плавучей визитки» украинской
независимости был сполна израсходован еще в конце 1990-х, а собственно боевая
ценность этого бывшего пограничного «крейсера» была сомнительной уже в момент
его спуска на воду.

Что говорить о дальних морях!
Сегодня украинский флот не способен обеспечить эффективную оборону
(противолодочную, противокатерную и противодиверсионную) даже в пределах
12-мильных территориальных вод Украины — для этого у него просто нет ни
достаточного числа кораблей, ни специалистов. Зато достроенный на «Ленинской
Кузне» малый противолодочный
корабль проекта 1124М «Тернополь»
(морально устаревший еще лет десять
назад, но выдаваемый наивным налогоплательщикам за «модерн» украинского
морского ВПК) совершает героические вояжи аж в Средиземное море для участия в
контртеррористических операциях НАТО.

Конечно, этот специализированный
противолодочный корабль можно использовать за тысячи миль от района
ответственности в качестве сторожевика, а его экипажу — приобретать в чужих
морях опыт работы в досмотровых партиях, но… сколько раз за всю свою службу
его гидроакустики работали в контакте с настоящей подводной лодкой (исключая
постоянный визуальный контакт с «Запорожьем»
– в месте его вечной стоянки)? Впрочем, для эффективного решения
противолодочных задач хотя бы в терводах Украине нужно по крайней мере 2-3
дивизиона (10-15 кораблей) хотя бы такого проекта.

Еще смешнее обстоит дело с
противоминной защитой подступов к основным портам, рейдов и путей интенсивного
судоходства в Черном море. Слава Богу, официальных врагов у нас нет, но даже
муляжа (перекрашенной учебной) мины будет достаточно, чтобы парализовать работу
любого украинского порта — доказать, что обнаруженная мина всего одна, а среди
оставшихся нет боевых, можно будет только проведя контрольное траление. Кто и
какими силами будет его проводить? А если придется одновременно выполнить его,
скажем, на подступах к Одесскому порту и на рейде Керчи — кто этим будет
заниматься?

Подобных вопросов перед
командованием ВМСУ можно поставить еще немало, мы специально остановились на
наиболее близких из них для наших адмиралов, которые, в большинстве своем,
выросли до командующих флотом из Донузлавской ОВРы (бригады охраны водного
района), а некоторые , к тому же, имеют специализированное минно-тральное и
противолодочное образование.

Другие вопросы (уже по иному
адресу) могут в связи с этим задать простые украинские налогоплательщики. А
именно: нужен ли нам такой флот? И еще — кто будет решать перечисленные
проблемы на Черном море (если они, не дай Бог, возникнут) вместо ВМС Украины?

Ответы на оба очевидны:

1.Нет, не нужен.

2.Черноморский флот России.

А если Крым — пустой, то он предмет простой и
никуда не денется?

Впрочем, что нам войны, конфликты и
террористы? У нас ЭТО, конечно же, невозможно! Особенно в благодатном Крыму.
Пока там на всех хватает места под солнцем, а отдыхающие там с мая по октябрь
туристы исправно снабжают население автономии средствами, необходимыми для
безбедного проживания в течение целого года. Однако с каждым годом доходы от
пребывания отдыхающих все падают.

В текущем, например, из-за
кризиса в мае полуостров недосчитался 24%, а в середине лета, в разгар сезона –
12% «дойной» туристической массы.

Осваивать же степь в глубине
полуострова, чтобы попытаться прокормиться крестьянским трудом – дело заведомо
хлопотное и вряд ли особо выгодное, ибо возникает вопрос транспорта и рынков
сбыта. Та же Турция теперь успешно снабжает всю Украину и европейскую часть
России фруктами и овощами – в продаже они почти круглый год, а стоят заметно
дешевле крымских.

Так что перспективы развития
экономики полуострова, без серьезной государственной поддержки и регулирования,
представляются не слишком оптимистичными. Иными словами – на всех «золотой»
крымской земли, равно как и источников быстрого и сравнительно легкого
обогащения, явно не хватает, а значит, уже готова самая примитивная, но и самая
плодородная почва для внутреннего конфликта – межнациональная.

Уж больно соблазнительной
представляется идея передела сфер влияния (а затем – и собственности) в Крыму
путем простой демократической арифметики: чем больше национальная группа, тем
больше ее представителей в местных органах исполнительной и законодательной
власти, которые, в свою очередь, по мере сил облегчают жизнь своим
соплеменникам за счет других, не столь удачливых по своему национальному
происхождению граждан.

Примечательно, что в АРК претворением
этой идеи в жизнь уже не первый год занята именно крымско-татарская община,
причем с негласного благословения центральной власти. За доказательствами
далеко ходить не надо – на сегодняшний день крымские татары не только
располагают альтернативным правительством (меджлис), речь (только ли
разговоры?) идет уже о создании альтернативных вооруженных формирований.

«Оранжевая» же власть в Киеве
рассчитывает на крымских татар в качестве противовеса пророссийски настроенному
населению, а платой за эту помощь служат самые различные уступки: от
официального лоббирования закона «О признании прав лиц, депортированных по
национальному признаку», принятие которого облегчит передел крымской земли в
пользу татарской общины, до элементарного закрывания глаз МВД и СБУ на
некоторые виды деятельности меджлиса, которые, мягко говоря, не вполне
соответствуют законам Украины.

Иными словами, для борьбы за Крым
центральная власть пытается применять древний как мир принцип «разделяй и
властвуй», при котором жители полуострова ставятся в заведомо неравные условия
по национальному признаку, а государство как явно, так и тайно, подыгрывает
крымским татарам. Расплачиваться же за эту игру приходится крымчанам
нетатарской национальности, в первую очередь – русским и тем же украинцам,
которым в Крыму, похоже, уготована роль граждан второго сорта.

Увлекшись антироссийскими
интригами, «дети Майдана» не замечают при этом, что лидеры крымских татар
используют исключительную слабость центральной украинской власти для достижения
вполне определенной цели – создания на месте АРК национальной автономии, а
обстановка в Крыму медленно, но уверенно идет к развитию по чеченскому
сценарию. Суть его несложна: концентрация «коренной» нации в рамках избранной
территории; проникновение в общегосударственные и местные органы власти с
параллельным созданием «теневого» правительства; проникновение в
общегосударственные силовые структуры с параллельным созданием национальных
силовых подразделений, «выдавливание» представителей других этнических групп из
наиболее прибыльных сфер бизнеса, земельных участков и т.п.; провоцирование
конфликтных ситуаций – в первую очередь с участием детей и молодежи;
тенденциозное освещение происходящего в республике в «независимых» национальных
и зарубежных СМИ; нагнетание ситуации до уровня кризисной (массовые
выступления); паралич местных органов власти и общегосударственных сил
поддержания правопорядка, замена их соответствующими национальными
формированиями; скрытый геноцид славянского населения, «выжимание» его за
пределы республики; формирование национальной автономии и апелляция к
международному сообществу о «демократическом» признании республики как субъекта
международного права.

Но что же мешает планам
превращения Крыма в национальную крымско-татарскую автономию уже сегодня, пока
в стране царит вполне подходящий для этого «демократический» хаос? Ответ прост
– российский флот в Севастополе.

Намерена ли Украина сохранить в
своем составе «подаренный» ей Крым, если Черноморский флот навсегда покинет
свою главную базу? И если «да», то как? Вот какие проблемы сегодня должны
волновать официальный Киев гораздо больше, чем набивший оскомину вопрос: «Когда
же кляті москалі заберуться iз славного українського міста Севастополя?»

Валерий Зайцев, FROM-UA