2009-07-31 12:23:27

В конце июня Апелляционный хозяйственный суд Одесской области оставил в силе решение о расторжении договора о совместной деятельности между Ильичевским морским торговым портом (ИМТП) и стивидорной компанией «Укртрансконтейнер» («УТК»). О том, что происходит сегодня в «УТК» и какие шаги предпринимаются для возобновления работы предприятия, рассказала Алена Ашуркова, президент российской «Национальной контейнерной компании» («НКК»), которая является собственником «Укртрансконтейнера».



Алена Мирославовна, на какой стадии сейчас находится конфликт между
компанией «Укртрансконтейнер» и Ильичевским морским торговым портом (ИМТП)?

У нас нет конфликта. Есть
договор, который заключен с нами государством Украина на срок до 2035 года.
Договор реализуется поэтапно, на каждом этапе у сторон есть определенные
обязательства. Мы свои обязательства исполняем. А руководство ИМТП не просто
игнорирует свои обязательства. Оно цинично нарушает права нашего предприятия.
Использует не принадлежащее ему имущество. Тут есть конфликт между личными амбициями руководства порта и
государственными интересами.

И все-таки, что происходит в компании, после того как Одесский хозяйственный
апелляционный суд оставил в силе решение о расторжении договора о совместной
деятельности между ИМТП и «Укртрансконтейнером»?

Наше имущество после
инвентаризации было передано в порт на ответственное хранение без права
использования. Тем не менее порт использует наше имущество, в том числе
причальные краны и прочее технологическое оборудование, в своих целях и
незаконно извлекает коммерческую выгоду. Более того, недавно порт перешел от
просто неправовых к насильственным действиям. 15 июня силами сотрудников порта
был осуществлен захват нашего серверного центра, хотя в решении суда ясно
сказано, что ввиду повышенной технологической важности IТ-система терминала не
подлежит аресту.

Каковы ваши действия в ответ на решение Одесского суда?

Наша компания подала кассационную
жалобу в Высший хозяйственный суд Украины. Слушания по нашей жалобе суд
назначил на 26 августа. Одновременно Высший хозяйственный суд постановил
приостановить решение Одесского суда о расторжении договора совместной
деятельности. Соответствующий документ датирован 23 июля.

Данное постановление фактически
означает, что в течение ближайшего месяца «УТК» может продолжать работу в
рамках договора с ИМТП.

Однако и здесь портовое
начальство проигнорировало постановление
судебных властей. «УТК» не допускается к работе на терминале, наши сотрудники
по-прежнему лишены пропусков для доступа на территорию порта. Наше оборудование
продолжает использоваться не по назначению.

Как сейчас складывается ситуация с контейнерами, хранящимися на «УТК»?

После того как 26 июня работы в
порту были приостановлены, «Укртрансконтейнер» разослал своим клиентам уведомление, в котором сообщил, что компания
не может выдавать грузы по договору. Мы предполагали, что после расторжения
договора будет проведена инвентаризация и эти грузы будут переданы порту для
выдачи клиентам, а «Укртрансконтейнер» будет обеспечивать этот процесс
погрузочно-разгрузочными работами. Но тут есть один нюанс, который заключается
в том, что порт сам, вопреки решению
суда, начал использовать наше оборудование для выдачи грузов. Это фактически
означает, что порт получает доходы от использования техники, которая ему не
принадлежит.

Сколько контейнеров уже выдано на данный момент?

На момент остановки у нас
хранилось 7 тыс. контейнеров. Сейчас осталось менее 3 тыс. Однако на данный
момент разрешены далеко не все проблемы, поскольку порту, работающему на
захваченном оборудовании, не удается достичь той интенсивности работ, которую
обеспечивала наша компания. Дело в том, что контейнерный терминал —
полуавтоматизированное производство, которое требует налаженной IТ-системы.
Квалифицированных специалистов у Ильичевского порта для этого нет.

Не возникает ли проблем с собственниками в связи с задержкой выдачи
товара?

Была масса жалоб от собственников
грузов, но до суда не доходило. Однако угрозы подать в суд звучали и в адрес
«Укртрансконтейнера», и лично в адрес директора компании.

Какие убытки несет «Укртрансконтейнер» из-за простоя в работе?

Наша компания ежедневно несет
убытки в размере $40 тыс. А Украина каждый день теряет около 2 млн. грн. за
счет недополученных налоговых отчислений порта и нашей компании, упущенных
таможенных пошлин и прочих платежей.

Арест имущества предусматривался в решении суда о расторжении договора?

Расторжение договора и арест
имущества — два отдельных решения суда. В развитие иска о расторжении договора
суд наложил обеспечительные меры в отношении техники и оборудования терминала и
постановил передать их на ответственное хранение в порт без права использования
какой-либо из сторон.

Если Высший хозяйственный суд
вынесет решение в нашу пользу, мы с портом сможем продолжить наше
сотрудничество. Второй вариант — это мировое соглашение и подписание всех
необходимых документов о продолжении работы по договору.

Вы уже предлагали мировое соглашение начальнику порта или
правительству?

Сейчас мы не ведем переговоры с
портом, поскольку не видим адекватной реакции со стороны начальника
Ильичевского порта Геннадия Скворцова. А в силу того, что новый министр
транспорта все еще не назначен, сформировался некий период межвластия, во время
которого на Скворцова никто не может повлиять.

Мы направили обращение Юлии
Тимошенко с просьбой взять эти вопросы
под личный контроль.

Возможно, вы рассматриваете вариант изменения условий договора между
Ильичевским портом и «Укртрансконтейнером»? Ведь начальник порта Геннадий
Скворцов мотивировал необходимость расторжения договора отсутствием его выгоды
для порта…

Я не вижу смысла пересматривать
условия. Эти заявления — всего лишь мотивировка частного лица, поскольку
ревизионные проверки, проверки Минтранса и прокуратуры в разное время показали,
что договор эффективен. Государство однократно вложило $17 млн., а получило $92
млн. за 3 года.

Большая часть прибыли порта,
согласно результатам ревизионной проверки, — это наши отчисления. Соотношение
собственной прибыли порта и прибыли, получаемой от «УТК», — где-то порядка 20%
к 80%.

Чем, по вашему мнению, мотивированы действия Геннадия Скворцова?
Возможно, вам уже известны названия конкретных компаний, претендующих на ваше
место?

Я думаю, что тут можно
предположить несколько целей, которые, вероятно, преследует руководство порта.
Первое — это взятки, которые он рассчитывает получить от нас. Дело в том,
что по целому ряду технических и
производственных вопросов договор предусматривает обязательное согласование с
администрацией порта. Сфера согласований, как известно, достаточно взяткоемкая.

И второе — ни для кого не секрет,
что компании близкие к руководству порта проводят операции в порту. Это
компании «Алди» и «Портовик-Сервис». Соответственно, если он по договору не
передает нам первый и второй причалы, имущество будут использовать эти две
компании. На данный момент они оперируют в порту по договору аренды и договору
о совместной деятельности.

Если Высший хозяйственный суд признает решение Одесского апелляционного
суда действительным, что «Укртрансконтейнер» будет делать в такой ситуации?

Возможно и такое решение, но это
не говорит о том, что эта ситуация как-то разрешится в пользу порта. Техника и
оборудование терминала принадлежат нам, соответственно, мы можем распоряжаться
ими по собственному усмотрению. В целом, мы нацелены на успех и полагаем, что
суд решит дело в нашу пользу. Соответственно, мы даже гипотетически не рассматривали
вариант продажи нашего имущества и вывода активов компании из Украины.

«Укртрансконтейнер» («УТК») — оператор контейнерного терминала в
Ильичевском морском торговом порту. Работает с июня 2005 года. Учредитель
компании — российское ООО «Национальная контейнерная компания». В 2007-м «УТК»
ввел в эксплуатацию в Ильичевске крупнейший в Украине контейнерный комплекс.

Источник: Дело