2008-09-25 16:40:28

Военно-морской флот РФ поддерживает международные усилия по борьбе с пиратством в Мировом океане, в том числе у побережья Сомали. Об этом говорится в официальном заявление службы информации и общественных связей ВМФ РФ.

Оно распространено во вторник в
связи с некорректной интерпретацией высказывания главкома ВМФ адмирала
Владимира Высоцкого о том, что якобы ВМФ РФ будет решать проблему с пиратством
самостоятельно.

«ВМФ России поддерживает
международные усилия по борьбе с пиратством в Мировом океане, в том числе у
побережья Сомали. А в тех случаях, когда под угрозой будет находиться жизнь
граждан Российской Федерации, ВМФ оставляет за собой право самостоятельных действий»,
— сообщил помощник главкома капитан первого ранга Игорь Дыгало.

Он подчеркнул, что в других
случаях (например, международные операции по борьбе с морским пиратством),
вопрос участия ВМФ РФ будет согласовываться по внешнеполитической линии.

 

К участию России в борьбе с
сомалийским пиратством

 

По первым сообщениям СМИ, понять
можно было так, что в регион, в первую очередь в Аденский залив, будут посланы
корабли/корабль ВМФ России, причем действовать они собирались самостоятельно.
По приведенному выше сообщению Росбалт, дана корректировка высказывания
главкома ВМФ – из которой стало понятно, что вопрос участия России будет
согласовываться по внешнеполитической линии, но стало совершенно непонятно,
шлют ли  корабли вообще, когда и на каких
условиях.

В настоящее время в Аденском
заливе можно выделить четыре вида присутствия военно-морских сил.

1. Силы коалиции, Coalition Task
Force 150. Главная задача этих сил – борьба с терроризмом, что там ни понимай
под этим, и скорее всего самая главная – деблокада Ормузского залива, если Иран
все-таки его заблокирует. Перекрытие Ормузского залива для мировой экономики
страшнее и несравнимо болезненней, нежели перекрытие Суэцкого канала. Около 40%
всей потребляемой миром нефти идет через Ормузский пролив, тогда как Суэцкий
канал, это все-таки, главным образом гигантские грузопотоки из Азии на Европу и
США – готовая продукция дешевого китайского и индийского производства. Силы
коалиции воспринимают борьбу с сомалийским пиратством, как досадную и им не
нужную нагрузку, а переориентировать их на пиратов очень сложно, если вообще
возможно.

2. Корабль той или иной страны,
отряжаемый на некоторое время для охраны судов, следующих с гуманитарным
продовольствием в Сомали. Корабль назначается, насколько я понимаю, по
согласованию с ООН и Программой продовольственной гуманитарной помощи, и борьба
с пиратством в его задачи не входит.

3. Самостоятельные силы отдельных
государств – имеем первую ласточку в лице Малайзии, отрядившей в регион три
корабля своих ВМС с исключительной целью обеспечить безопасный проход судов
отечественных судовладельцев. Компания MISC, два танкера которой находятся в
настоящее время в сомалийском плену, а на контейнеровоз (океанский
контейнеровоз с несколькими тысячами контейнеров на борту с грузом стоимостью
сотни миллионов долларов) недавно было совершено нападение, является одним из
крупнейших судовладельцев в мире. Компания имеет большое значение для экономики
всей Малайзии. Защита судов MISC, это защита Малайзией своих национальных
интересов.

4. На прошлой неделе Евросоюз
принял решение а) создать командный центр по борьбе с сомалийским пиратством в
Брюсселе б) возможно, послать в Аденский залив какое-то многонациональное
соединение кораблей именно и только для борьбы с пиратством, угрожающим
экономике Евросоюза – если контейнеровозы, танкеры и сухогрузы пойдут в обход
Суэцкого канала, это нанесет сильнейший удар как по экономике стран ЕС, так и
по кошелькам рядовых граждан Европы, в том числе и граждан России. Товары
азиатского производства ощутимо подорожают, а так как куда ни посмотри, все с
надписью «маде ин чайна» или еще проще – «сделано в Китае», то что такое
Суэцкий канал, очень быстро поймут в самой распоследней российской глубинке.

 

Вопрос – на каких условиях могут
быть отправлены корабли ВМФ России в Аденский залив? Варианты:

1. О вливании в Coalition Task
Force 150 не приходится (к сожалению) говорить, да и не с пиратством, повторяю,
это соединение борется.

2. Охрана гуманитарных грузов,
следующих в Сомали, тоже не то, к борьбе с пиратством это имеет лишь косвенное
отношение.

3. Самостоятельно? Там нет
судоходства, требующего национальной защиты. Охранять надо либо всех, либо
никого. Проход полностью российского судна (российский флаг, российский
судовладелец, российский экипаж) Аденским заливом – слишком большая редкость,
чтобы ради его безопасности постоянно держать в регионе соединение кораблей
(даже если военный корабль один, он требует транспортного сопровождения).
Российские моряки проходят Аденским заливом постоянно, но – в составе, как правило,
многонациональных экипажей, под различными флагами, на судах различных
судовладельцев. Если защищать исключительно российские интересы, то потребуется
у каждого атакуемого судна спрашивать – есть там граждане России или нет, есть
там грузы назначением нам Россию или отсутствуют. Это, согласитесь, абсурд.
Таким образом, если действовать самостоятельно, то для того, чтобы действовать
эффективно, надо будет согласовывать дежурство, его границы и прочие
технические детали, с силами коалиции – раз; с малазийскими кораблями – два; с
силами Евросоюза если и когда они там появятся – три.

4. Совместно с силами Евросоюза –
очевидно, что этот вариант наиболее логичен, предпочтителен, а также и
эффективен.

5. Существует и пятый, крайне
нежелательный вариант. Корабли будут посланы самостоятельно с задачей и
действовать самостоятельно. Представьте ситуацию – в какой-то семье похитили ее
члена с целью выкупа. В семью для оказания помощи пришли из отдела по борьбе с
оргпреступностью, из ФСБ, из просто МВД, призванные на помощь по знакомству
участковый, инспектор ГИБДД, сотрудник охранного предприятия, еще какой-нибудь
«силовик». И все они действуют каждый сам по себе. Каждый рвет трубку у
другого, когда звонят похитители, каждый предлагает свой вариант, каждый
кричит, что у его пистолета калибр лучше и убойней. Вот нечто подобное и грозит
произойти в Аденском заливе, если все бросятся самостоятельно туда кого-нибудь
слать. Повторяю, мало у кого, у какой страны, присутствие своих судов в регионе
столь значительно (а суда эти и отечественное судоходство столь важны), что она
оправданно может послать туда военные корабли с целью защиты только своего
флага и своих судов. Но в то же время, общее судоходство в регионе имеет важное
или исключительно важное значение для очень многих стран, для всей Европы.
Просто оно, современное судоходство, интернационально и глобально куда больше,
чем любой другой вид деятельности, и защищать надо только так – всех или
никого. Если корабли России будут посланы туда самостоятельно, то значит, не в
деле суть, а в амбициях.

 

Далее вопрос – какие именно силы,
какие корабли отправлять? Это должен быть корабль с вертолетом, отсутствие
вертолета при патрулировании вод от пиратства, как показал опыт, вдвое или
более снижает эффективность этого патрулирования. На борту должно
присутствовать подразделение спецназа или как они называются – но это
достаточно понятно и без пояснений.

Но все-таки, не это главное.
Сомалийское пиратство вскрыло массу проблем и пробелов в международных
отношениях. Например, что делать с захваченными пиратами? Куда на какой берег
какой страны их сдавать, и для чего именно? Что делать при оказании помощи атакуемому
коммерческому судну – можно наконец, или нет, этих пиратов топить, открывать по
ним огонь? Можно или нет, а если все еще нет, то до каких пор?

Хочу попутно внести пояснения по
поводу одной темы, которая совершенно неоправданно воспринимается, как нечто
важное, чуть ли не исключительно важное. Это нашумевшее решение Совбеза ООН о
разрешении захода кораблей иностранных военно-морских сил в территориальные
воды Сомали для борьбы с пиратством. Прежде всего, каждая конкретная страна
должна получить разрешение от временного правительства Сомали, хотя это и
формальность, но все-таки. Но самое главное, это суть решения. Технически
разрешение преследовать пиратов в терводах Сомали ну ни черта не дает, это
фикция. В терводах Сомали давно уже ходят только сумасшедшие, все без
исключения нападения и захваты происходят вне пределов этих вод и более того –
в терводах например, Йемена. Как только пираты высадились на судно, так сразу
вариант его силового освобождения исключается, он повлечет за собой гибель
части или всего экипажа. В терводы Сомали уводят уже захваченные суда, и
преследующие пиратов корабли все равно ничего не смогут сделать. Патрулировать
воды региона также давно уже следует не в терводах Сомали, а в международных
водах, пираты давным-давно выскакивают на захват не из бухточек вдоль
побережья, а солидно выходят далеко в море на судах-базах, и чтобы их
отлавливать, надо охотиться за судами-базами. Спрашивается, откуда столько шума
насчет этого несчастного решения? Я не знаю. Как будто оно, это решение, несет
в себе какие-то реальные возможности. Ничего в нем нет и при существующем
положении дел, повторяю, оно – фикция.

Еще одна очень важная и
нерешенная проблема, которую почему-то ни одно государство не осмеливается даже
затронуть. Ее имя – лицемерие. Все государства, все мировое сообщество (волков)
приняло такой принцип, ужасно благородный – никаких переговоров с террористами
или бандитами. Никаких им, мерзавцам, выкупов. Я подробно описывал всю
абсурдность такого подхода в данном случае, и не поленюсь это пояснение вновь
привести:

Предположим, страны начнут жестко
пресекать все торги и попытки передать пиратам выкуп. Во-первых, страны не
смогут так уж жестко это дело пресечь, и судовладелец всегда найдет способ
перегнать деньги куда-нибудь, обналичить и затем доставить куда требуется.
Во-вторых, почти каждое захваченное судно, это мешанина из флага, владельца,
оператора, крюинга и кучи гражданств членов экипажа. Какой-либо конкретной
ответственной страны нет – ни за то, чтобы пресечь выкуп, ни за то, чтобы
помочь спасти людей и судно. В-третьих, суда будут похищать все равно.
Сомалийцы наладят каналы и научатся сбывать грузы судов, их оборудование,
возможно и некоторые суда целиком. Как рачительные хозяева, пираты не станут
убивать экипаж, несмотря на требования мировой общественности – мол, да
стрельните вы пару экипажей, и поймите, что нет смысла, и вместо пиратства
займитесь рыболовством. Не займутся. Они свезут моряков на берег, и будут
торговать ими поштучно. 10-20 тысяч за голову, это тоже деньги. Родственники
мьянмарцев или филиппинцев такие деньги может, и не соберут, а вот те же
россияне или украинцы, не говоря про западноевропейцев, вытянут.

Не желая признавать этого
очевиднейшего факта (чтобы не будит нездоровые чувство зависти и желания
подражать у террористов  и других
потенциальных злодеев), мировое сообщество откровенно лицемерит. Странам
нельзя, видите ли, участвовать каким-то образом в освобождении захваченных
посредством выкупа, и страны от этого дела официально и громко открещиваются.
Потихоньку и исподтишка, конечно, помогая – при условии, что страна вменяемая и
заботится о своих гражданах, а мы знаем, что есть такие страны, которым на
своих граждан глубочайшим образом наплевать, несмотря на уверения в обратном.
Тем не менее, нет договоренностей, нет юридического статуса, нет никакой базы,
правовой и иной, для того, чтобы помочь судну, экипажу и владельцу.

Владелец судна остается со своей
бедой один на один. Что он, судовладелец, имеет? Если судовладелец, флаг и
экипаж одной страны, то помощь ему будет или очень сильная и эффективная (как в
случае с захватом французской яхты Le Ponant), или почти никакая, зависит от
государства. Если как в большинстве случаев, все интернационально, от владельца
до флага и экипажа, то владелец бьется в одиночку и просто-таки вынужден
обращаться к сомнительным посредникам. Взять бы заинтересованным государствам
да и сказать – если на захваченном судне будет хоть один наш гражданин, мы как
минимум поможем с безопасной доставкой денег. До тех в смысле пор мы вынуждены
будем заниматься этим безобразием (помощи с выкупом), пока с пиратством всем
миром и окончательно не разберемся.

 

Россия могла бы, помимо
содействия и участия в организации и обеспечении международной борьбы с
сомалийской язвой, выступить инициатором по целому ряду проблем, которые
обнажило это безобразие в Аденском заливе. Инициировать создание каких-то
международных механизмов по быстрому реагированию на такие вот неординарные
проблемы. Ведь самое неприятное из сомалийского опыта, это даже не отказ в
помощи со стороны данного государства или сообщества стран в непредвиденной
ситуации, а отсутствие у них реакции, отсутствие технологии решения
нестандартных проблем и желания как-то на эти проблемы реагировать.

Я не буду тут в подробностях
кое-какие возможности современных технологий описывать, чтобы не соблазнять
злодеев и не вводить их в искушение, я просто чуть-чуть загляну в невеселое
будущее. В настоящее время уже существуют оружие и технологии, позволяющие
осуществлять то, что я бы назвал виртуальным морским пиратством. Пока еще такие
виды оружия и такие технологии в руках ответственных стран. Но не за горами то
время, когда они попадут в руки безответственных стран и ниже по списку –
преступных организаций. С помощью этих технологий и вооружений можно
осуществлять захват судов дистанционно. Что будет делать мировое сообщество?
Опять мекать? Не буду также описывать и возможные потенциальные регионы новых
вспышек пиратства, хоть шанс и мал, но зачем вводить в искушение или
подкидывать идею? Замечу лишь, что расчитать эти вероятные места очень просто.

С точки зрения экономики и личных
интересов конкретного гражданина любой страны, национальные интересы его страны
не могут существовать в отрыве от всех прочих. Больно одному – отзовется на
всех. Современный прогресс делает нашу жизнь и экономику все более хрупкими и
уязвимыми. По большому счету патриотизм, господа, в третьем-то тысячелетии, это
– космополитизм. Или все выживаем и всем миром боремся с болячками, или очень
скоро нам конец. Сомалийское пиратство очень убедительно нам показало,
насколько мы несобраны и неготовы к элементарному сотрудничеству в борьбе с
общей для всех и касающейся всех проблемой.

Войтенко М.Д., Contact Odin.