2008-07-30 16:07:37

Международная преступность в форме морского пиратства имеет весьма древнюю историю. Переход человечества в XXI век нисколько не означает, что оно избавилось от старых проблем.

В наш век компьютеров и лазеров
морское плавание остается не менее опасным, чем много столетий назад.
Современные флибустьеры совершают ежегодно сотни дерзких налетов на различные
типы кораблей, курсирующих в Мировом океане. В 2006 году пираты 182 раза
нападали на суда в Мировом океане и даже на реках. Пиратство представляет
угрозу наиболее важным торговым морским коммуникациям в мире и создает
препятствия в развитии свободной торговли вследствие неизбежного повышения
страховых ставок, способствует возникновению и увеличению напряженности между
прибрежными государствами. Борьба с пиратством становится международно-правовой
обязанностью каждого государства.

Определение пиратства,
содержащееся в статье 15 Конвенции об открытом море 1958 года, отличается
очевидной узостью. Действия пиратов определяются как "неправомерный акт
насилия, задержания или грабежа, … совершаемый в личных целях, … в открытом
море, …против какого-либо судна или летательного аппарата, лиц или имущества в
месте, находящемся за пределами юрисдикции какого бы то ни было
государства". За последние 10 лет 80% отмеченных в мире случаев нападений
пиратов происходили в пределах территориальных вод, в гаванях и на якорных
стоянках, а не в открытом море, что не позволяло ООН и другим международным
юридическим институтам вмешиваться в развитие событий. В соответствии с данным
определением пиратство есть действие, предпринимаемое только "в личных
целях". Тем самым игнорируются групповые действия по захвату контроля над
судами с политическими целями. Отрицая право на оборону против пиратских
действий военных кораблей, ст. 15 поощряет их незаконные акты, нарушающие
международное право. Такие акции, совершаемые государственными судами,
продолжают иметь место и в наши дни, этот вопрос не решен международным правом.
Конвенция ООН по морскому праву 1982
г
. подтвердила фундаментальные принципы и нормы
Конвенции об открытом море, в ст. 101-107, 110-111 почти дословно
воспроизводится содержание норм Конвенции об открытом море ст. 15-23. Морское
право дает военному кораблю любого государства возможность противодействовать
пиратству в открытом море. Если акт пиратства осуществлен в пределах района, на
который распространяется суверенитет государства, например в архипелажных
водах, то другие государства не могут принять какие-либо меры против пиратов.
Это же касается международных проливов, если они находятся в зоне
территориальных вод государств, право мирного прохода не дает возможности вести
борьбу с пиратством, не предполагается возможности оказания помощи судам,
подвергающимся нападению пиратов, и задержания пиратов с использованием оружия.
Военный корабль обязан лишь проинформировать власти прибрежного государства о
происшествии. Пираты пользуются данным обстоятельством, часто меняя районы
своей деятельности и прибрежные воды государств, зачастую даже скрываясь от
преследования в чужих территориальных водах. Понятие пиратства сложно для
юридической квалификации, поскольку в международном праве еще не установилось
четкого определения этого преступления в разных формах его проявления и смежных
с ним составов (терроризм, рыболовное пиратство, морское мошенничество).

На дипломатической конференции,
проходившей в Риме с 1 по 10 марта 1988 г., в которой приняли участие 76
государств по эгидой ИМО была принята Конвенция о борьбе с незаконными актами,
неправлеными против безопасности морского судоходства. Она применяется ко всем
судам, за исключением военных кораблей; судов, которые принадлежат государству
или эксплуатируются им в качестве военно-вспомогательных судов, в таможенных
или полицейских целях; или выведенные из эксплуатации. Таким образом, Конвенция
не затрагивает иммунитета военных кораблей и других государственных судов,
эксплуатируемых в коммерческих целях. При сравнении Конвенции 1988 г., составляющей важное
звено в системе международно-правовых актов, направленных на обеспечение
безопасности мореплавания с Конвенцией об открытом море 1958 г. и Конвенцией ООН по
морскому праву 1982 г.
можно выявить существенные различия. Во-первых, можно говорить о различиях в
целях и наборе деятельности, регламентируемых этими актами. Конвенция 1988 г. направлена на
пресечение более широкого круга преступных посягательств. Предметом
регулирование в ней определяется борьба с незаконными актами в международном
морском судоходстве. Во-вторых, существенное отличие Конвенции 1988 г. заключается в
пространственной сфере применения. Пиратские деяния совершаются в
пространствах, на которые не распространяется суверенитет какого-либо
государства. Конвенция 1988 г.
распространяется на деяния, совершаемые в различных категориях морских
пространств: во внутренних морских водах, в территориальных водах, в открытом
море. В-третьих, непосредственный объект преступного посягательства при
пиратстве – судно, имущество пассажиров и членов экипажа, грузы и летательные
аппараты в случаях, прямо предусмотренных международно-правовыми актами.

На летательные аппараты действие
Конвенции 1988 г.
не распространяется. В-четвертых, в Конвенции 1988 г. иначе, чем в
упоминавшихся международных договорах, решен вопрос о юрисдикции государств в
отношении преступных посягательств. Так, при пиратстве любое государство имеет
право на пресечение (универсальная юрисдикция) актов насилия.

Конвенция 1988 г. закрепляет
конкурирующую юрисдикцию государств: 1) тех, которых касается совершенное
преступление; 2) только государств- участников Конвенции. Общее для пиратства и
деяний, предусмотренных ст. 3 Конвенции 1988 г. – юридическая квалификация их как
международных преступлений. Они направлены и против национальных интересов,
поэтому совершенно оправданно включение в Конвенцию новеллы (ст. 5):
"Каждое государство- участник предусматривает наказания за преступления,
указанные в статье 3, с учетом тяжкого характера этих преступлений". Такое
требование надо сочетать со ст. 15 Конвенции об открытом море и ст. 101
Конвенции по морскому праву. Советский Союз ратифицировал эти конвенции и
Россия, как правопреемник СССР, включила данное преступление в Уголовный
Кодекс. Согласно ст. 227 УК РФ пиратством признается: "Нападение на
морское или речное судно в целях завладения чужим имуществом, совершенное с
применением насилия либо угрозой его применения". Данное преступление
посягает на собственность, но по своему характеру и способу совершения
представляет угрозу причинения вреда широкому кругу людей (членам экипажа и
пассажирам морских и речных судов) и поэтому помещено в главу
"Преступления против общественной безопасности".

Помимо прямого захвата и грабежа
судов в море, якорных стоянках и даже в портах существует и новое проявление
пиратства – похищение доверяемых грузов с использованием ранее угнанных судов с
пиратскими экипажами и фальшивыми документами на регистрацию судна и груз (так
называемые "фантомные суда"). После продажи груза совершенно в другом
месте, нежели порт назначения, "фантомное" судно перекрашивается,
переименовывается и перерегистрируется под другим флагом. Опасными считаются
прибрежные воды Южной и Средней Америки (Карибское море, воды Коста-Рики, Бразилии,
Колумбии), западное и восточное побережье Африки (район Гвинейского залива и
территориальные воды Нигерии, Анголы и Сомали), районы Юго-Восточной Азии и
Азиатско-Тихоокеанского региона. Самыми "пиратскими" являются
побережье Индии и Шри-Ланки, зона Малаккского и Сингапурского проливов,
Таиландский залив и Южно-Китайское море. При практически полном попустительстве
властей, не уделяющих проблеме пиратства должного внимания, действуют пираты в
Бразилии. Их основной район деятельности – порт Рио-де-Жанейро. В АТР пиратство
характеризуется тем, что большинство актов происходит в районах международных
проливов – Малаккского и Сингапурского (ежегодно здесь проходит более 30 тыс.
или ежедневно от 200 до 600 судов, около половины из них – танкеры), в пределах
территориальных или архипелажных вод Малайзии, Индонезии или Сингапура. Также
значительное число нападений на суда осуществляется в районах спорной
юрисдикции, в особенности в Южно-Китайском море. Данное обстоятельство
значительно осложняет борьбу с пиратством. Известны многочисленные случаи
нападения на российские и иностранные суда на Дальнем Востоке РФ, на Каспии, в
акваториях Черного и Азовского морей. И, если на Черном и Азовском морях
морские разбои ограничивались захватом судовой кассы и личных вещей экипажа, то
на Дальнем Востоке положение другое. Например, у рыболовного траулера "Мыс
Осипов", стоящего в бухте Андчинской на Камчатке, пираты пытались отнять
улов несколько тонн крабов; в бухте Ольги местные пираты напали на сухогруз
"Уссури" и, закрыв экипаж в каютах, разобрали на части японские
машины.

 

В октябре 1992 г. Международным
морским бюро Международной торговой палаты при поддержке Международной морской
организации ООН в Малайзии в Куала-Лумпуре был создан Региональный центр по
проблеме пиратства, который затем переименован в Аналитический центр по
проблеме пиратства. Он осуществляет сбор и анализ информации в глобальном
масштабе, занимается розыском пропавших судов, добивается наказания
преступников и возврата грузов владельцам, выполняет круглосуточное оповещение
судов о нападениях пиратов и занимается организацией помощи потерпевшим судам.
Развитие сотрудничества стран в сфере борьбы с пиратством в мире в целом, АТР и
ЮВА в особенности, сегодня связано с активностью следующих международных
организаций и институтов:

1) Международная морская
организация ООН (занимается проблемой пиратства с 1983 г.). Комитет ММО по
безопасности провел ряд региональных совещаний и представил два документа:
"Руководство для судовладельцев и судоходных компаний…" и "Рекомендации
для правительственных органов по борьбе с пиратством".

2) Региональный форум стран АСЕАН
– рабочая группа по мерам укрепления доверия, которая в октябре 2000 г. провела встречу по
проблеме пиратства;

3) Симпозиум стран
Южно-Китайского моря. Разработанный им документ "Об урегулировании
потенциальных конфликтов в Южно-Китайском море" содержал также предложения
о "кооперации между ВМС стран и государственных структур региона" в
борьбе с пиратством и перевозками наркотиков;

4) АТССБ – Азиатско-Тихоокеанский
совет по сотрудничеству в сфере безопасности регионального форума АСЕАН.
Проводит совещания два раза в год. После встреч рабочей группы АТССБ в 2000 г. был издан
"Меморандум о кооперации в сфере правопорядка и законности на море",
предлагающий в качестве первого шага на пути борьбы с пиратством детальный
анализ соответствующих законодательных актов всех государств на предмет
разногласий;

5) Регулярные конференции,
организуемые Аналитическим центром по проблеме пиратства, Институтом Окасаки
(Токио) совместно с органами АСЕАН и национальными государственными
организациями. В 2000 г.
были проведены конференции с приглашением представителей командования сил
береговой охраны 14 стран АТР и ЮВА (от Японии до Индии).

Основные инициативы, развиваемые
в области правовой борьбы с пиратством должны направлены на устранение
противоречий и несоответствий национальных юридических актов, касающихся борьбы
с пиратством. Законодательство отдельных затрагиваемых стран даже не включает
понятие пиратства, и расследования преступлений ведутся по статьям, связанным с
кражами и грабежом. Должна быть выработана единая международная конвенция о
наказании за пиратство, в которой четко и исчерпывающе формулировалось понятие
данного международного преступления, преследование за пиратство должно иметь
место независимо от того, где оно совершено, а преступник должен быть выдан по
требованию. Это позволит придать новый импульс развитию международной
кооперации в этой сфере и расширит круг стран АТР, ратифицировавших Римскую конвенцию
Международной морской организации 1988 г., посвященную противодействию незаконной
деятельности на море.

Таким образом, проблема пиратства
остается одним из актуальных аспектов, оказывающих влияние на торговое
судоходство в определенных районах Мирового океана и даже на состояние
региональной безопасности. Успешное противодействие и борьба с пиратством
сегодня просто невозможны без развития регионального сотрудничества и
координации усилий международного сообщества. Наиболее древние проблемы человечества
оказываются и наиболее живучими. Данное обстоятельство скорее свидетельствует
лишь о необходимости принятия кардинальных мер и выделении больших ресурсов с
разработкой долгосрочной программы. Сегодня проблема морского пиратства
становится одной составляющих борьбы с международным терроризмом. Она уносит
человеческие жизни и отрицательно влияет на развитие торговых связей. Общее
удорожание морских перевозок из-за угрозы нападений отрицательно сказывается на
экономических показателях производственной деятельности российского торгового
флота, следовательно, и на налоговых поступлениях в российский бюджет. В
Морской Доктрине Российской Федерации прямо отмечается, что "активизация
сотрудничества со странами Азиатско-Тихоокеанского региона по обеспечению безопасности
мореплавания, борьбе с пиратством" является одним из направлений
деятельности государства. На самом деле Россия лишь декларирует свое участие в
этой борьбе, полагая, что сегодня данная угроза для нее несущественна. Более
того, она пока даже не стремится обозначить свой интерес к деятельности уже
существующих международных структур по борьбе с пиратством.

 А. В. Войтенко, www.infoshos.r