2008-05-21 13:47:09

Интервью с Леонидом Шифриным, известным по публикациям на эту тему в 90-е годы, когда он был председателем депутатской комиссии Николаевского городского совета по вопросам судостроения и рабочей группы облгосадминистрации по СЭЗ, а также возглавлял консалтинговую фирму, работавшую по этой тематике.

Ваша статья «Будем ли мы хоронить
судостроение?», опубликованная в «Южной правде» в 90-е годы, из-за такой
постановки вопроса была воспринята как вызов общественному мнению. Сейчас уже
понятно, что тогда Вы были правы. Так будем ли мы и дальше «хоронить
судостроение»?

К сожалению, мои тогдашние
прогнозы подтвердились. И тогда, и сейчас «движение лозунгов» не совпадает с
направлением «движения денег». Я же в своем анализе ситуации
руководствовался  реальными фактами и
пришел к неутешительным выводам, за что мне изрядно попало. Что касается  нынешней ситуации, то поскольку все  СМИ говорят о «возрождении»
судостроения,  это означает признание,
что оно умерло. Просто не было официальной церемонии похорон, и не все это
заметили…

Если все так плохо, то чем
объяснить нынешний столь большой интерес к отрасли, проявляющийся в
многочисленных публикациях, содержащих множество советов и предложений. С
какими из них Вы согласны, с какими – нет?

Не так давно состоялась
неформальная встреча судостроителей. Присутствовало около 200 человек, почти
вся еще сохранившаяся судостроительная элита. Обсудили положение дел в
судостроении, конкретные ситуации по заводам. Говорили о том, кто и в чем
виноват, и, как водится, «что делать». То, что происходит сейчас, никого не
устраивает.

Полагаю, что нынешний
«информационный взрыв» – отголоски той встречи. Комментировать сказанное и
напечатанное не буду. Замечу лишь, что все эти материалы носят эмоциональный
характер, потому что принадлежат людям, посвятившим судостроению всю свою
жизнь. Но чтобы действительно возрождать судостроение и лечить его, нужно
сначала поставить достоверный диагноз.

Каков же диагноз, и каким должно
быть лечение?

Никаких объективных причин для
развала судостроения не было. Это искусственно созданная ситуация. Когда-то я
уже писал об этом, и жизнь подтвердила, что все проблемы, в том числе и
финансовые, были решаемыми. Однако, в силу ряда причин производство потеряло
общественно значимый характер и стало обслуживать интересы, а иногда и
фантазии, узкого круга лиц. Как результат, заработать себе на жизнь на заводах
стало невозможно, и люди их покинули. Часть из них оказалась на кладбище в
Мешковке, в безымянных захоронениях бомжей, кто-то стал торговать на рынках,
многие уехали на заработки в другие страны.

Такие же процессы происходили и в
России. Но сейчас там поняли, что «приватизация», «реструктуризация»,
«эффективные собственники», «инвесторы» ничего судостроению не дали. Поэтому
государство их своего бюджета выделило только на техническое перевооружение
судостроения 90 миллиардов рублей! Финансирование уже началось, и после столь
масштабного финансового вливания отрасль фактически перейдет под контроль
государства.

Представляя указанный выше
проект, Президент России, выступая по телевидению, сказал, что это финансовое
вложение – инфраструктурное, не ориентированное на сиюминутную прибыль. Его
цель – создание высокооплачиваемых рабочих мест на основе внедрения самых
передовых и высокопроизводительных технологий и восстановление общественной
значимости этого вида производства. Большие деньги, текущие в карманы не
нуворишей, а инженеров и рабочих – очень эффективное лекарство. У нас, к
сожалению, таких денег нет. Но вместо того, чтобы искать другие выходы из
положения, мы продолжаем морочить людям головы «эффективными собственниками» и
«инвесторами».

Но ведь инвесторы к нам идут. Они
что, впустую вкладывают большие деньги в приобретение заводов?

 Этих инвесторов правильнее называть
приобретателями. Инвестиционных планов, решающих проблемы судостроения, на
Украине, в отличие от России, просто нет. В учредительных документах этих
приобретателей записано, что их целью является получение прибыли. Именно в этом
направлении они и работают. И этого можно добиваться и без развития судостроения
и без инвестиций в него.

Обратимся к примеру завода
«Океан». Люксембургская компания FLC west, купившая его, находится под
контролем России, которой принадлежит 50% акций. Другие 50% принадлежат частной
кипрской инвестиционной компании Almaiar Investment ltd, которая, в свою
очередь, принадлежит частным акционерам FLC. Вероятно, что среди них есть
украинские и российские физические лица, пролоббировавшие сделку. За 291,9
миллиона евро  куплено 70% акций трех
судостроительных заводов, два из котроых находятся в Германии, где цены на
заводы значительно выше, чем на Украине. Значит, на долю «Океана» в этой сделке
оценочно приходится примерно 50 миллионов евро. Это стоимость одного судна,
достойного этого завода! А учитывая возврат НДС, отсутствие налога на прибыль,
которой у завода «Океан» по документам нет, то завод приобретен фактически
даром. Через некоторое время, когда Украина войдет в Евросоюз, цена завода
«Океан» резко возрастет без каких-либо инвестиций со стороны инвестора, и он
может быть продан за значительно большую сумму.

Пока спекулятивный потенциал
перепродаж не будет полностью исчерпан, говорить о возрождении  конкурентоспособного судостроения,
являющегося по сути своей низкорентабельной отраслью, не приходится.

В этой сделке инвестор решил
следующие задачи: защитил от инфляции свои нефтедоллары, обеспечил получение
высоких доходов при возможной перепродаже завода, поддержал своих сторонников,
лоббирующих его интересы в Украине, обеспечил дальнейший переток украинской
рабочей силы в Россию и получение на этом косвенной прибыли.

А что получила Украина? Будет ли
инвестор так же мощно, как в свои активы в России, инвестировать в завод
«Океан», неизвестно.

Из сказанного Вами складывается
представление о колониальном характере украинской экономики. Неужели наше
судостроение и судьбы многих людей зависят от интриг инвесторов, финансовых
спекуляций и т.п.?

Похоже, что это так… Не ту страну
назвали Гондурасом. Но я не политолог, я судостроитель.

Понять, что происходит в нашем
судостроении, могут и 60-летние, но возрождать его – по силам лишь 20-летним. С
ними инвесторам и придется договариваться. Молодым нужно жилье, автомобили,
современное образование, отдых и лечение и т.д. Границы открыты, и все
вышеназванное, к примеру,  в США,
значительно доступней, при несопоставимо более высоких зарплатах. Уже сейчас
кадровые агентства не могут обеспечить все заявки на рабочую силу стоимостью
10…30 долларов в час. Поэтому борьба за рабочую силу нашими инвесторами уже
проиграна. Каждый строит свою жизнь сам и не хочет зависеть от чужих интриг и
спекуляций. Поэтому многие предпринимательские планы не будут реализованы и
провалятся под давлением «снизу».

Вообще невозможно понять, кому
сегодня может быть необходимо возрождение глубокопроблемного отечественного
судостроения.

Такое возрождение в принципе
возможно, но только методами, которые пока еще не востребованы жизнью. Время
все расставит на свои места…

                                                                               
Беседовал Юрий Ицковский

            От редакции.  «Новая николаевская газета» надеется, что это
интервью не останется без внимания Секретариата Президента, Кабинета Министров,
Совета национальной безопасности и обороны Украины, облгосадминистрации, руководства
политических партий, а также собственников и менеджмента судостроительных
заводов.

 

В любом случае, назрела широкая
дискуссия о реальном возрождении судостроения, с проведением общественных
слушаний по этой значимой для Николаева и николаевцев теме.